Пятница, 25.05.2018, 04:05 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Симонов монастырь и его окрестности

Дача Бекетова и Селивановского в Симоновой слободе. Часть 2

                         
            Современники отмечали живописность дач Бекетова и Селива­новского и их значимость в формировании облика окрестностей Симо­нова монастыря. Историк Симонова монастыря, друг и родственник А.И. Герцена, Вадим Васильевич Пассек (в 1842 г. он был похоронен на кладбище Симонова монастыря недалеко от Веневитинова и Селива­новского), в своем историческом описании обители, которое было напечатано в типографии Селивановского в 1843 г., так описывает виды окрестностей обители: с одной стороны монастыря виднелось "мрачное, покрытое сосновым бором укрепление, окруженное рвом и валом, где устроены теперь пороховые погреба; с другой же стороны - к самой реке <...> спускается живописная дача Г. Селивановского и над обрывами берега зеленеет старинный сад Бекетова, где живал наш знаменитый Историограф". О том, что на даче у Бекетова жил Н.М. Карамзин, Вадим Васильевич мог слышать от сына С.А. Селива­новского, с которым был знаком. Но известный карамзинист Н.Д. Иванчин-Писарев об этом не упоминал. Е.П. Янькова в своих воспо­минаниях приводит легенду о том, что Карамзин написал "Бедную Ли­зу", живя у Бекетова на даче, но известно, что Бекетов приехал в Москву в 1798 г. Сам же Карамзин писал, что в молодости он весною и летом жил в местечке под названием Самарова Гора, которое нахо­дилось между Николо-Перервинским монастырем и Люблино. В начале XIX в. в Люблине и Самаровой Горе находились дачи Н.А. Дурасова (сына сестры мачехи Платона Петровича), которые затем перешли к А.А. Писареву, женатому на племяннице Дурасова. Однако то, что историограф мог бывать на даче под Симоновым у своего друга, вполне вероятно. Например, он мог навещать его после войны 1812 г. (в это время историограф жил в Москве) [13].

         Сохранилось изображение  дачи Бекетова под Симоновым на гравюре начала XIX в. Изображение согласно с описанию Кетова: на гравюре виден двухъэтажный дом с балконом, видно, что дача нахо­дилась территориально за церковью в Старом Симонове, на краю Си­моновой слободы, на берегу Москвы-реки [14]

Дача Бекетова. Гравюра 1-й половины XIX века

 

Умер П.П. Бекетов у себя на даче 6 января 1836 г. и был по­хоронен в Ново-Спасском монастыре (15).

А.П. Кетов так и не был усыновлен отцом, и загородное владе­ние под Симоновым после смерти Платона Петровича перешло к его двоюродному племянику Александру Аполлоновичу Бекетову по переда­че последнему братом Платона, Петром Петровичем Бекетовым, права своего наследства, состоящего, по словам И.И. Дмитриева, в "вет­хом доме, в русской библиотеке, уцелевшем портфеле с любимыми эс­тампами, в десяти или побольше заимодавцах и в куче рукописей <...>" И.И. Дмитриев писал с горечью А.Д. Балашову о судьбе А.П. Кетова: "<...> Платон Петрович оставил сына своего в самом крити­ческом положении: он остался только с ломбардным билетом в шесть тысяч, да с пятьютысячным заемным письмом. <...> И так бедный си­рота получил одиннадцать тысяч рублей на всю жизнь и то еще не совсем верные. Живет на хлебах у знакомого доктора <...>" [16].

         Со временем дача Бекетова перешла к Селивановским.  На плане Рогожского участка,  составленном А. Хотевым 1852 г., в том мес­те, где, по описанию, находилась дача Платона Петровича, показано лишь большое владение, принадлежащее Селивановским. Приобрел дачу Бекетова сын Семена Аникеевича - Николай Семенович. Очевидно, им был приобретен не только участок Бекетова, но и другие небольшие соседние участки: в 1852 году за Селивановскими числилось уже че­-  тыре соседствующих участка в Симоновой слободе [17].

         О взаимоотношениях Бекетова и Селивановского известно мало. Знакомство их состоялось, вероятно, в связи с издательской дея­тельностью обоих. Так, например, в Сенатской типографии, которую содержал в то время Селивановский, в 1801 г. была напечатана пер­вая тетрадь "Пантеона российских авторов" Бекетова. Вероятно, между ними  установились хорошие соседские отношения по даче,  но об этом почти ничего неизвестно.  А.П.  Кетов,  который хорошо  знал своего соседа,  в своих воспоминаниях о взаимоотношениях  отца  и Семена Аникеевича ничего не сказал. Известно, что сын Семена Ани­кеевича принимал участие в судьбе А.П. Кетова. Последний работал домашним учителем у дочерей Николая Семеновича. Сохранилось пись­мо Н.С. Селивановского к М.П. Погодину от 1848 г., в котором он просит Михаила Петровича посодействовать в сдаче Кетовым экзамена на домашнего учителя. Сожалея о судьбе сына Бекетова, Селивановс­кий писал: "Окажите пособие молодому человеку, который по воспи­танию заслуживал бы лучшей участи и остался жертвою беспечности отца, человека доброго, но непозаботившагося дать направление сы­ну, который остался ничем" [18].

С.А. Селивановский

 

Семен Аникеевич Селивановский, по происхождению крепостной крестьянин, родился 10 апреля 1772 г. в селе Дединово на Оке (там был построен первый русский корабль "Орел"). Село это, по преданию,  было населено выходцами из Новгорода и подобно ему делилось на пять районов, один из которых назывался Селивановским (нахо­дился вблизи современной школы) и был населен, в основном, родс­твенниками Семена Аникеевича. В 1785 г. Селивановский вышел на волю и пришел в Москву к своему дяде типографщику Матвею Петрови­чу Пономареву, у которого работал наборщиком. Корректором в той же типографии работал юноша Евфимий Болховитинов, будущий митро­полит Киевский Евгений (с 1822 г.). Здесь между молодыми людьми завязались дружеские отношения, которые продолжались на протяже­нии всей их жизни. По прошествии времени Семен Аникеевич принял решение открыть собственное дело. В 1793 г. он взял в аренду вольную типографию у Завьялова, которая находилась в Зарядье. В 1796 г. вольные типографии закрыли, и Селивановский уехал в г. Николаев, но уже в 1800 г. он вернулся в Москву и взял в аренду Сенатскую типографию, которая находилась вблизи Охотного ряда (заведовал ею до 1820 г.). 31 января 1805 г. Семен Селивановский женился на Екатерине Федоровне Шишкиной, и 25 ноября того же го­да, в Сенатской типографии, у него родился сын, названный им в честь своего попечителя адмирала Николая Мордвинова.

В 1802 г. Селивановский возобновил собственное дело, которое под одним названием ("типография Семена  Селивановского")  просу­ществовало дольше  всех  других  вольных типографий того времени. Обычно указывают,  что типография работала до 1859  г.,  но  есть сведения,  что  она существовала вплоть до 1869 г.  Селивановский выпускал исторические издания, журналы и альманахи. Из типографии Семена Аникеевича вышло около 900 книг. В 1810-1811 гг. типограф­щик  Селивановский  занимал одно из первых мест среди частных ти­пографий в Москве.  За три дня до вступления Наполеона в  Москву, типография  Семена  Аникеевича  еще работала и печатала воззвание Ф.В. Ростопчина к народу. В 1825 г. она заняла 4 место среди ти­пографий России и 1 среди типографий Москвы (по количеству про­дукции). Типография Селивановского занимала двор князя Козловско­го на углу улицы Б. Дмитровки и Столешникова пер. Здание сущест­вовало до 1973 г., на его месте в настоящее время находится инс­титут Марксизма-Ленинизма.

При Селивановском в Сенатской типографии, которую он арендо­вал, печаталось "Слово о полку Игореве", так что он мог принимать участие в его издании. Семен Аникеевич был издателем "Дум" и "Войнаровского" К.Ф. Рылеева. Последний в письме называл его "ис­тинно почтенным человеком". В типографии Селивановского печата­лись Н.М. Карамзин, с которым он состоял в хороших дружеских от­ношениях (после войны 1812 г. историограф даже жил в его доме на Б. Дмитровке), И.И. Дмитриев, Д.В. Давыдов, Ф. и С.Н. Глинки, П.Я Яковлев, Д.В. Веневитинов, В.А. Жуковский, А.Ф. Мерзляков, А.Ф. Вельтман, А.А. Бестужев-Марлинский, В.В. Пассек, К.Ф.Калайдович, Н.Д. Иванчин-Писарев. С А.С. Пушкиным у Семена Аникеевича отноше­ния не сложились. На предложение типографщика издать поэмы "Рус­лан и Людмила", "Кавказский пленник", "Бахчисарайский фонтан" за 12000 рублей (это был высокий гонорар), поэт писал своему брату: "Селивановский предлагает мне 12000 рублей, а я должен от них от­казаться - эдак я с голоду умру <...>" При жизни поэта в типогра­фии Селивановского стихи Пушкина печатались в сборнике "Литера­турный музеум на 1827 год" дальнего свойственника Пушкина В.В. Измайлова.

Семен Аникеевич был знаком и состоял в приятельских отношени­ях с такими людьми, как библиограф В.С. Сопиков, архитектор М.М.  Маслов, протопоп В.М. Протопопов (из Коломны), издатель латинско­го лексикона Ф.Ф. Розанов, воспитаник Новикова Невзоров, поэт В.П. Петров, адмирал Н.С. Мордвинов, археолог И.М. Снегирев, П.М. Строев. К изданию задуманного С.А. Селивановским Энциклопедичес­кого словаря в 1822-1825 гг. были привлечены декабристы В.И. Штейнгель, К.Ф. Рылеев, П.А. Муханов, В.К. Кюхельбекер. После восстания декабристов на допросе Штейнгель показал, что Рылеев предлагал ему принять Селивановского в тайное общество, и Семен Аникеевич оказался под следствием. В его типографии был произве­ден обыск, первые тома Энциклопедического словаря были изъяты. Помогло Селивановскому заступничество генерал-губернатора Д.В. Голицына и сенатора С.С. Кушникова. Но еще долго в Москве ходили слухи, что в типографии Селивановского печатались манифесты де­кабристов, после чего литеры были уничтожены [19].

Участком в Симоновой слободе Селивановский владел уже в 1806 году. Сохранилось архивное дело, в котором типографщик просит дать  разрешение на строительство жилого дома (это был небольшой одноэтажный деревянный дом, выходивший фасадом на улицу). Из писем Селивановского к А.А. Писареву, известно, что  в 1818 г. Селивановский жил летом на даче, откуда отлучался по делам в город. Известно письмо Алек­сандра Александровича к Селивановскому, в котором он сообщает, что намеревается к нему заехать на дачу, и ответное письмо Семена Аникеевича, в котором последний говорит, что пробудет на даче до сентября. Бывая изредка у своего родственника Бекетова, Писарев мог заходить и к Селивановскому, с которым его связывали деловые и приятельские отношения. Семен Аникеевич, в частности, по пору­чению Писарева передавал книги разным лицам, в том числе и своему соседу Платону Петровичу [20].

В последние годы жизни Семен Аникеевич передал свои дела по типографии в ведение своему сыну Николаю Семеновичу и мог проводить больше времени на даче,  где они с женой  радушно  принимали гостей. Его приятель И.М. Снегирев (приятельские отношения не по­мешали ему, однако, после смерти Семена Аникеевича написать на него донос) навещал Селивановских на даче неоднократно. Например, в дневнике И.М. Снегирева можно найти следующую запись от 5 ав­густа 1823 года: "По приглашению Селивановского жены зашел к ним и обедал. С.А. рассказывал анекдот о Потемкине, Петрове, Новикове <...> От Селивановского тихонько ушел к А.И. Татаринову в Тюфеле­ву рощу". Первоначально, вероятно, Селивановские имели небольшую дачу в Симоновой слободе, но, купив участок Бекетова, оказались владельцами роскошной загородной усадьбы [21].

Семен Аникеевич умер у себя на даче 7 июня 1835 г. и был по­хоронен 9 июня в Симонове монастыре рядом с Дмитрием Веневитино­вым. Сохранилось извещение А.А. Писареву от Е.Ф. Селивановской, из которого известно, что отпевание происходило в церкви Рождест­ва Богородицы в Старом Симонове в 9 часов утра. И.М. Снегирев присутствовал на похоронах своего старого приятеля вместе со сво­им тестем Андреем Петровичем Петровым (вероятно, знакомым Селива­новского) и оставил о том запись в дневнике: "С тестем ездил под Симоново на погребение Селивановского, с М.И. Титовым, который звал меня к себе обедать, П.Ф. Степановым и Воскресенским покло­нился праху Пересвета и Осляби. Разного народа было множество. Я навестил П.П. Бекетова, который принял меня радушно. Там встретил я П. Строева" М.П. Погодин также присутствовал на похоронах, после чего также прошел к Бекетову, о чем оставил запись в своем дневнике [22].

Распоряжался похоронами сын Семена Аникеевича - Николай, им за похороны было уплачено монастырю 500 рублей (в то время, как место в третьем разряде стоило 50 рублей). В последующее время по Селивановскому от сына и вдовы в монастыре заказывались панихиды. На могиле Селивановского родственниками был установлен памятник из черного гранита в виде гроба, стоящего на плите дикого камня, окруженный железной решеткой. В "Московские ведомости" Николай Семенович по поводу смерти отца дал следующее объявление: "Моско­вский первой гильдии купец Семен Иоаникеевич Селивановский волею Божией 7-го числа сего июня скончался, оставя по себе единствен­ного сына Николая, и при жизни покойного управлявшего делами его, который принимая на себя все обязательства родителя, покорнейше просит <...> обращаться к нему <...>" [23].

 

                                        иллюстрации

                                

               начало статьи                          читать дальше

 

Категория: Симонов монастырь и его окрестности | Добавил: marina (06.03.2009)
Просмотров: 1197
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]