Среда, 21.02.2018, 06:08 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Селения Южного округа

Шайдрово

Чусов Сергей Юрьевич

Шайдрово

   Деревня Шайдрово (также называлась Шайдурово, Шайдорово, Шадрово, Шандрино [1]) располагалась в районе современных улиц Кошкина, Кантемировской, Медиков, Каспийской, Кавказского бульвара, на правом берегу речки Чертановки, неподалёку от Шипиловского пруда.

   «Пустошь Шайтурово на речке на Городне» в Ратуеве стане Московского уезда вместе с другими пустошами в составе поместья дьяка Никиты Дмитриева упоминается в ввозной грамоте царя Василия Ивановича Шуйского этому дьяку от 25 августа 1606 г. Однако в этом источнике есть ссылки на более ранние источники. Первый письменный источник, на который ссылается ввозная грамота царя Василия Ивановича Шуйского, - «Книга письма и меры Елизарья Сабурова с товарищи за 94 г.» (1586 г.). Тогда «…Были те пустоши в поместье за повором Третьяком Григорьевым, а после за Нехорошим Лыковым…». В них числилось «пашни перелогом и лесом поросло середние земли доброю землею с наддачею 83 чети с полуосминою в поле а в дву потомуж». Нехороший Лыков владел поместьем до 1588 г., но, когда он начал владеть, сведений в грамоте не содержится. В 1588 г. царь Фёдор Иоаннович передал это поместье двум родным братьям подьячим Богдану да Меньшому Ивановым. «…А во 103 году [т.е. в 1595 г. от Р.Х.] Богданов жеребий [т.е. его часть поместья] дан был в поместье подьячему Богдану Власьеву…». К 1606 г. дьяк Богдан Власьев постригся в монахи. К этому времени умер и владелец другой части поместья. Объединённое вновь поместье перешло к новому владельцу – Никите Дмитриеву, но с 1614 г. он владел только половиной поместья, а вторую половину получил дьяк Марк Поздеев (который сначала, пользуясь сменой правления, добился пожалования ему всего поместья и даже покосил там сено, однако Н. Дмитриев предъявил свои права и вернул себе поместье, из которого всё-таки М. Поздееву в конечном итоге выделили половину). После смерти Никиты Дмитриева в 1622 г. по челобитной  всё поместье опять перешло к Марку Поздееву. Однако в 1626 г. М. Поздеев был уличён в сокрытии наличия у него других поместий московским дворянином Алексеем Тимофеевичем Борзецовым, которому по царскому указу шайтуровское поместье (центром которого была уже деревня Шайтурова) и перешло. [2, см. также Приложение]

  Впоследствии Алексей Тимофеевич Борзецов приобрел эти земли в вотчину. В 20-40-е годы XVII в. он служил головой при постройке Можайска, был воеводой на Вятке и приставом при иноземных послах. В 1646 г. в «селце Шайдурове на речке на Чертановке» у него имелись «вотчинников» двор, в котором жили его приказчик и «деловой человек», да один крестьянский двор. [3]

 Затем Шайдрово упоминается в 1657 г. во владении Семёна Лукьяновича Стрешнева уже как деревня, «тянувшая» к его сельцу Чёрной Грязи (позднейшему Царицыну). [4] В 1666 г. она перешла к его вдове Марье Алексеевне Стрешневой. По этому поводу была составлена специальная опись, в которой впервые содержится подробное описание Шайдрова: «Отказано боярыне вдове Марье Алексеевне после мужа её… вотчина в Московском уезде … деревня Шайдорово, а Борыцов [видимо, Борзецово, по фамилии прежнего владельца - авт.] тож, а в ней шесть дворцов крестьянских, людей в них дватцать два человека, да к той же деревне Шайдарове пустошь Полянка на врашке, пустошь Высокуша на речке на Городенке, пустошь Гришкина на речке на Городенке, пустошь Тарас, а Сума тож, на врашке, пустошь Гривенки на врашке, пустошь Чаусова на речке на Городенке». [5]

   В 1673 г. после смерти Марии Алексеевны за отсутствием прямых наследников вся Черногрязская вотчина, в том числе и «деревня Шайдорова», была отписана на государя, т. е. поступила в Приказ Большого Дворца. В писцовых книгах 1674-1677 гг. деревня описывается так: "деревня Шайдорова на речке на Горо­денке, а в ней семь дворов крестьянских, людей в них дватцать адин человек, под дворами и огороды усадные земли две десетины с четью, пашни паханые худые земли дватцать три четверти с третни­ком в поле, а в дву потому ж, сена по речке Чертановке и по врагу вопче деревни Беляевы со крестьяны дватцать копен". Кроме этого, крестьяне деревни имели общие с другими деревнями Черногрязского владения сенные покосы в Подшепелевом лугу. Из межевых книг того же времени узнаём, что д. Шайдурова стояла на овраге, в котором было "Понамарево болото", из которого вытекал ручей, впадавший в р. Чертановку.  [6]

   В 1682 г. Шайдрово вместе со всей Черногрязской вотчиной досталось боярину Ивану Фёдоровичу Стрешневу «по родству, чем владел наперёд сего брат его» С.Л. Стрешнев. К тому времени в деревне числилось 6 дворов с 20 душами мужского пола, и, кроме того, 13 крестьян значились в бегах. [7]

  Однако Иван Фёдорович Стрешнев распоряжался деревней крайне недолго и вскоре «поступился» (по выражению источника) своей вотчиной внуку — князю Алексею Васильевичу Голицыну, сыну знаменитого князя Василия Васильевича Голицына, фаворита царевны Софьи. В составленных в 1686 г. по этому поводу отказных книгах значилась и «деревня Шайдурова, а Борзецово тож, семь дворов крестьянских, людей в них дватцать шесть человек». [8]

   В 1689 г. после падения правительства Софьи владения Голицыных были конфискованы, и Шайдрово было отписано «на великих государей»: "в Московском уезде в Ратуеве стану... деревня Шайдурова ("на враге"), в ней семь дво­ров крестьянских, людей в них дватцать восемь человек". В Дворцовом ведомстве оно находилось вплоть до 1712 г., когда было пожаловано князю Дмитрию Кантемиру. После смерти Д. Кантемира по приговору Правительствующего Сената имение в 1728 г. было разделено между его наследниками — четвертую часть получила его вдова княгиня Анастасия Ивановна (урождённая Трубецкая): в Шайдрове ей досталось три двора (9 мужчин, 11 женщин), а остальные три четверти получил наследник из его детей (им стал в 1729 г. его сын Константин), на долю которого в Шайдрове пришлось 9 дворов (24 мужчины, 32 женщины), при этом впоследствии по всему имению распределение числа дворов и населявших их людей между владельцами пересматривалось [9]. К.Д. Кантемир умер бездетным, его часть перешла к его братьям Матвею и Сергею. По полюбовному разделу между ними в 1757 г. "деревня Шадрово" досталась Матвею Кантемиру (хотя есть данные, что Сергей также владел там крестьянами), а после его смерти в 1771 г. все владение объединилось в руках Сергея Канте­мира [10]. Анастасия Ивановна (с 1738 г. - ландграфиня Гессен-Гом­бургская), приходившаяся указанным братьям мачехой, в 1751 г. от­дала свою часть в приданое за дочерью Е.Д. Кантемир, выходившей замуж за князя Д.М. Голицына. После ее смерти в 1761 г. эта часть имения послужила объектом спора о наследовании и в конце концов досталась И.А. Трубецкому, которому Е.Д. Голицына приходилась "внучатой (т. е. троюродной - Авт.) сестрой" [11]. На плане Гене­рального межевания 1766 г. видно, что д. Шайдорово располагалась на краю Шайдоровского оврага (по нему протекала р. Чертановка), с правой стороны проходившей через овраг дороги (очевидно, из Моск­вы в д. Хохловку и с. Черная Грязь). В деревне в то время числил­ся 61 чел. мужского пола [12].

  В 1775 г. Екатерина II купила у князя С.Д. Кантемира с. Чер­ную Грязь с приписными деревнями и у князя И.А. Трубецкого его часть владения в этих местах вместе с д. Шайдрово. Черная Грязь бы­ла переименована в Царицыно, и все приобретенные императрицей земли образовали дворцовую Царицынскую волость [13]. При устройстве Царицынской усадьбы по землям деревни был проложен Царицынский проспект — царская подъездная дорога, соединившая Царицыно с Коломенским. [14].

  По обследованию 1812 г., в д. Шайдрово было 82 души мужского пола, в пользовании которых находилось 85 дес. 991 кв. саж. удоб­ной и 5 дес. 1126 кв. саж. неудобной земли. Кроме того шайдровс­кие крестьяне имели свою часть угодий в общем владении с. Царицы­на и д. Шайдрово, Хохловки, Орехово (пустоши Гридино, Высокуша, Астрединово (Острединово), Румянцово, Сабуровские и Шепелевские луга) [15]. Шайдрово располагалось на правой стороне дороги из Москвы в Царицыно, а по левую сторону дороги был отхожий (даль­ний) луг с. Дьяковского. Однако уже с XVIII в. левая сторона ста­ла постепенно заниматься строениями и усадьбами шайдровских крестьян, так что к началу XIX в. там образовалась целая половина дворов деревни, занимавшая 5 дес. 2254 кв. саж. В связи с этим в 1814-1816 гг. между деревнями Шайдрово и Дьяковское был произве­ден обмен, по которому за занятые шайдровскими крестьянами земли дьяковские получили 3,5 дес. в лежащем за р. Москвою Красном (Са­буровском) лугу [16].

  Низкая урожайность зерновых на здешних почвах (по свидетель­ству местных жителей, "вся почва ... тяжелый суглинок, местами переходящий в чистейшую глину, так что после обильного дождя ее клади в формы и делай кирпичи" [17]) и близость к Москве (8 верст до Серпуховской заставы, где находился ягодный рынок [18])  

   Близость к Москве (8 вёрст до Серпуховской заставы, где находился ягодный рынок) обусловила развитие среди здешних крестьян садоводства. В статистическом описании Царицынской волости 1839 г. о Шайдрове говорилось, что она «в 10 верстах от Москвы, расположена на правом берегу речки Чертановки на скатистом месте, в ней 100 ревизских душ. Грунт земли суглинистый, крестьяне занимаются хлебопашеством, огородничеством и садоводством». [19].

  В результате крестьянской реформы шайдровские крестьяне к 1864 г. «вышли на волю». ". По переписи 1869 г., в деревне было 127 чело­век мужского пола и 155 женского. Данные 1876 г. свидетельствуют, что в деревне находилось 47 хозяйств, 1 лавка. В надел крестьяне получили все земли (320 десятин), которые были у них в пользовании до реформы. При этом на одну ревизскую душу пришлось по 2,9 десятины земли, что составило достаточно высокую цифру. Хлебопашеством не занималось всего 4 дома. Все без исключения крестьянские дома имели сады: в начале XIX в. — яблоневые, а в последней его четверти — в основном состоявшие из различных культур. Доход от садов в 1876 г. был в среднем по 45 руб. с одного надела. На заработки уходило до 17 человек в год. Из женских и детских промыслов на рубеже 70-80-х годов XIX в. практиковалось изготовление папиросных гильз и разматывание хлопчатобумажной нити. Первым занимались, по неполным данным, 27 женщин и детей из 17 домов. Рабочий сезон длился 35 недель, с сентября по июнь, за это время работавшие в среднем получали 75 рублей 95 копеек на двор. Размоткой хлопчатобумажных нитей занималось 29 человек. Этот простой промысел, доступный даже 5-летним детям, состоял в перематывании с помощью нехитрых приспособлений нитей с мотков, получаемых у фабрикантов, на катушки. Соответственно низкими были и доходы (не более 25 рублей в год), поэтому к такому промыслу обращались при невозможности других, учитывая, что он хорошо сочетался с ведением домашнего хозяйства. У крестьян имелось 50 лошадей (неплохая обеспеченность), 40 голов крупного рогатого скота и 30 мелкого (телят, овец, свиней). На душевой надел в год приходилось 10,2 руб. различных платежей [20]. Крестьяне деревни принадлежали к приходу церкви Иконы Богородицы Живоносный Источник в с. Царицы­не, в 1883 г. они приняли участие в ее перестройке (интересно, что в свое время, в 1857 г., они отказали причту этой церкви в традиционно предоставлявшемся ему участке сенокосной земли, кото­рый после размежевания оказался в их лугах, под предлогом собс­твенной земельной нехватки) [21]. Известно, что окружающий район был местом массового расселения старообрядцев. В первой половине XIX в. имелись они в д. Шайдрово (в 1830 г. - 9 человек), однако ведомости 1839 и 1865 гг. их уже не отмечают [22]. Дети шайдровс­ких крестьян до 1875 г. обучались в школе Удельного ведомства, а затем - в Царицынском земском училище, из которого в 1881 г. вы­делилось женское училище [23].

  К концу XIX в. в деревне имелось 58 хозяйств и 301 житель. Однако в хозяйственной жизни произошли некоторые изменения, вызванные непоправимым уроном яблоневым садам от заморозков 1869 г. Поэтому к 1912 г. яблоневые посадки оставались только у 5 домохозяев, основными культурами стали вишня (48,3% всех садовых посадок) и малина (44,38%), а с начала XX в. из соседних сел Борисова и Покровского распространилась клубника, выгодная из-за своего раннего поспевания. Повторявшиеся периодически заморозки и нашествия вредителей, подрыв конкурентоспособности подмосковных хозяйств, связанный с проведением в 1866 г. Курской железной дороги и подвозом по ней ранних ягод в столицу, вызвали необходимость поиска новых источников доходов. Отсюда быстрое распространение получили различные промыслы (по данным 1899 г., ими занимались 35,5% крестьян из 74,1% хозяйств деревни) [24].

  В 1910 г. население деревни составляло 331 чел. на 66 хо­зяйств. В их распоряжении было всего 285,8 дес. удобной земли, а также 3,8 дес. неудобий. 0,2 дес. общественной земли сдавались в аренду. Значительную часть крестьянской земли составляла пустошь Румянцово, отстоявшая от деревни на 5 верст и покрытая мхом, коч­ками и кустами. Она была весьма неудобна для сенокоса, а ее рас­пашке мешала боязнь крестьян утратить распаханный участок при следующем переделе. 92,4% хозяйств арендовали 2 дес. земли у Удельного ведомства, но в 1911 г. крестьяне выкупили ее через Крестьянский банк.  В 1900 г. в Шайдрове было отменено общественное трёхполье. В этой связи большинство хозяйств перешло на плодос­менный режим в одном поле: 2 года - картофель, 1 год - озимая рожь, а некоторые хозяйства вообще отказались от посева ржи. В 1910 г. посадки картофеля занимали уже 66,3% всей посевной площа­ди, тогда как рожь лишь 1,3%. Однако это не привело к увеличению доходности хозяйства, так как постоянное использование земли под посадку одной культуры приводило к быстрому истощению почвы и требовало внесения удобрений, которые из-за нехватки собственных более зажиточные хозяйства стали возить из Москвы. Расходы на по­купку навоза, а также на приобретение в лавке печеного хлеба в долг (т. е. с переплатой) "съедали" весь доход от картофеля низ­коурожайных сортов. Разведение же таких выгодных овощных культур, как огурцы и капуста, в больших масштабах было невозможным из-за отсутствия плодородных заливных земель (эти земли, принадлежавшие деревне и находившиеся за Москвою-рекой, где ранее высаживалась капуста, были забраны московскими властями «под канализацию»). Поэтому для увеличения посадочной площади происходила распашка «сухих» заводей по речке Чертановке, вырубались сады, под посадку овощей использовалась полевая земля, тем не менее в этот период доля овощей в общей площади посадок была незначительной.

   Начало XX в. оказалось также временем кризиса местных промыслов из-за начавшейся замены ручного труда на машинный. К 1911 г. изготовление папиросных гильз в Шайдрове полностью прекратилось. В этих условиях, несмотря на малое количество садов (всего 17% в общей площади посадок) и частые неурожаи, садоводство всё же оставалось самой выгодной частью крестьянского хозяйства, так как при наименьших затратах оно давало наибольший доход, и один урожайный год покрывал сполна все расходы.

  Нехватка собственных рабочих рук при острой потребности в них для трудоёмких и срочных садовых работ заставляла более половины хозяйств 60,6% хозяйствнанимать работников. Большинство их составляли пришлые женщины из разных губерний. Работников использовали также и при выращивании картофеля. 55 хозяйств в 1910 г. держали скот, причем число лошадных хозяйств возрастало (от 67,2% в 1899 г. до 77,3% в 1910 г., из которых 27,4% имели более одной лоша­ди). Число дворов с коровами, наоборот, сокращалось (от 55,1% в 1899 г. до 45,4% в 1910 г.), что, очевидно, было связано с недос­таточным количеством своего сена (тем более, что имевшиеся паст­бища и луга в тот период старались распахать). Однако содержание коров имело и свою выгоду, Свою выгоду имело и содержание коров, так как летом молоко по высоким ценам продавалось на дачи в соседнее Царицыно (при том, что его личное потребление было минимальным). Туда же продавали и яйца.  Недостаток сена приходилось компенсировать закупками в Царицыне и селениях Подльского уезда. В деревне содержалось также 6 овец и 17 свиней (скупались мясниками, но такая продажа был невыгодной) [25].

  В качестве компенсации за отобранные городом под канализацию земли крестьяне Шайдрова получили 70 тыс. рублей, которые были положены под проценты в Государственный банк. Эти деньги пошли на строительство и благоустройство деревни, что придало ей зажиточный вид. Средства тратились также на закупки навоза в Москве, на приобре­тение печеного хлеба в лавке, но не на улучшение хозяйства (внед­рение новых сортов культур, совершенствование агротехники и проч.). Поэтому продуктивность сельскохозяйственного труда оставалась по-прежнему низкой, и поэтому, когда после революции 1905 г. был разрешён выход из общины, большинство крестьян воспользовались этим, имея в виду в дальнейшем продажу своей земли. [26]. В 1910 г. немногим более половины жителей деревни старше школьного возраста (11 лет) были грамотными (83,3 % мужчин и 32 % женщин). В школу ходило 6 мальчиков из 19 и 8 девочек из 13  [27]. 

   В 1927 г. в Шайдрове имелось 87 хозяйств, в которых проживало 436 человек, собственный сельсовет. В пользовании крестьян находилось 271 га (244 дес.) земли. Норма земли на едока была высокой по ок­ружающему району - 0,62 га. Садоводство, хотя и переживало относительный упадок, всё же сохраняло своё значение. Однако кустарных промыслов в деревне уже не существовало. На фабриках и заводах работало 3 человека, извозом занимались 12 человек и 15 человек имели другие заработки. 5 хо­зяйств сдавали в наем помещении [28]. В деревне охотно селились дачники, прельщаемые удобством сообщения с Москвой, обилием ягод, прудом с хорошим купанием.

 В 1929 г. Ленинская (до 1918 г. Царицынская) волость Мос­ковской губернии, к которой принадлежала деревня, вошла в состав Ленинского района Московской области по новому административ­но-территориальному делению. В 1930-е годы в деревне был создан колхоз им. Л.М. Кагановича [29]. Позже Шайдрово вместе с Хохловкой, Ближним Беляевом и Дьяковом объединились в один колхоз, а затем после укрупнения и объединения с селом Борисовом здесь образовался единый большой многоотраслевой колхоз, получивший имя В.И. Ленина.

  В 1960 г. деревня вошла в черту Москвы, а с началом массового жилого строительства в 1970-е годы её дома были уничтожены.

   Название деревни не нашло отражения в топонимике образовав­шегося жилого района г. Москвы. Своеобразным памятником деревне может служить белокаменный столб, стоявший на её территории до её сноса (в районе нынешней улицы Кантемировская). В настоящее время  он находится в музее-заповеднике "Коломенское". Назначение и время появления этого столба служит предметом споров, так как сведения об этом утрачены [30].

 

Приложение:

Акты служилых землевладельцев конца XV-начала XVII веков. Т. 4. М., 2008. С. 85:

1606 год 25 августа. Ввозная грамота дьяку Никите Дмитриеву.

… пожаловал царь и великий князь Василий Иванович диоку Миките Дмитриеву в подмосковное поместье в его оклад во сто чети в поместье со всеми угодьи в Московском уезде в Ратуеве стану пустошь Шайтурово на Городне, пустошь что была деревня Рудневская, пустошь что была деревня Тироновская на враге Тироновском, да к той же пустоши припущено селище Высокое, пустошь Ананьинская, Аношевская селище на реке на Городне, пустошь Симоновская, Тарасовское селище, что были те пустоши в поместье за поваром за Третьяком Григорьевым, а после за Нехорошим Лыковым, а в 96 году те пустоши даны подьячим Богдану да Меньшому Ивановым, а во 103-м году Богданов жеребий дан в поместье подьячему Богдану Власьеву, и Меньшова не стало, а Богдан Власьев постригся.

И дьяк Микита Дмитриев клал на то свое подмосковное поместье царя Васильеву ввозную грамоту за приписью диока Герасима Мартемьянова, и в грамоте 114-го году августа в 25 день написано:

А по книгам Московского уезда письма и меры Елизария Сабурова с товарищи 94-го и по даче 96-го и 103-го году в тех пустошах в Меншикове поместье Иванова да в Богданове Власьева написано: пашни перелогом и лесом поросло середние земли доброю землею с наддачею 83 чети с полуосминою в поле, а в дву потому ж.

РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12379. Л. 426-427 об. Изложение 1627 года.

 

Примечания

1. Некоторые исследователи приводят ещё названия Шандорово, Шандурово. См., например: Холмогоровы В.И. и Г.И. Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII ст. М., 1892. Вып.8. С.177; Байбурова Р.М. История Цари­цына, бывшей Черной Грязи, в XVII-XVIII веках (до покупки ее Екатериной Второй в 1775 году) // Царицынский научный вестник. М., 1993. Вып.1. С.14-31. При этом следует учитывать, что различными исследователями название этой деревни может прочитываться по-разному даже в одних и тех же документах.

2. Смыслов А.Г., Смыслов П.А. Царицыно. История села Чёрная Грязь и его окрестностей в XVI-XVIII веках. М., 2012. С. 14, 31, 32, 34, 40;  РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12379. Л. 421-438. Благодарю исследователя указанного архивного дела Чусову М.А. за предоставленную информацию.

3. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 9809. Л. 509-509 об.; Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т.3. Бетанкур-Бякстер. С.225.

4. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 108. Л. 19; Д. 848. Л. 76.

5. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 108. Л. 3-3 об.

6. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 108. Л. 4, 5; Д. 848. Л. 82 об.; Ф. 1239. Оп. 2.  Д. 1259. Л.13 об.-14.

7. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 108. Л. 7 об.; Д. 848. Л. 103 об.

8. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 108. Л. 8-8 об.

9. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 108. Л. 9; Д. 848. Л. 4-5 об., 50, 52-53, 120, 124-124 об.

10. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 109. Л.1-1 об.; Д. 132. Л. 1 и след.; Бай­бурова Р.М. Указ. соч. С.38.

11. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д..107. Л.1;  Д. 118. Д. 1-1 об.; Д. 125. Л. 1 об.-2, 4-4 об., 6 об.-7; Ф.14. Оп.1. Д. 51. Ч. 5.  Д. 453-454 об.

12. РГАДА. Ф.1239. Оп.3. Д. 69342. Л. 3.

13. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 1. Д. 342. Л. 3; Оп.3. Д. 62114 Л. 1-1 об.

14. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 57. Д. 80. Л. 4.

15. РГАДА. Ф. 1239. Оп.3,. Д .29520. Л. 10-12 об.; Д. 69334, Л. 2, 4-4 об.; Оп.57. Д. 66. Л. 1.

16. РГАДА. Ф. 1239. Оп.3. Д. .29536. Л. 1-33.

17. Экономическо-статистический сборник. М., 1912. Вып.4. С.15.

18. Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. М., 1877. Т. 1, вып. 1. С. 108.

19. ЦИАМ. Ф. 364. Оп. 1. Д. 7977. Л. 5 об.-6.

20. Сборник статистических сведений ... М., 1877. Т. 1, вып. 1. С.106. Приложение 1. С. 36-37; М., 1882. Т. 7, вып. 2. С. 216-217, 233, 278-285, 291.

21. Баранова А.А., Галашевич А.А. Церковь Живоносного Источ­ника в усадьбе "Царицыно" // Царицынский научный вест­ник. С.149; РГАДА. Ф. 1239. Оп.3. Д. 20170. Л. 11-11 об., 13 об., 18-18 об.

22. Лукина М.И. К проблеме изучения старообрядчества на тер­ритории древней дворцовой Коломенской волости // Коло­менское. Материалы исследования. М., 1995. Вып.6. С.74.

23. Сборник статистических сведений ... М., 1884. Т.9. Отд.2. С.721-722.

24. Московский уезд. Статистико-экономический сборник. М., 1928. Вып.1. С.450-451; Сборник статистических сведе­ний... Т.1, вып.1. С.105; Экономическо-статистический сборник. М., 1912. Вып.4. С.15; Там же. М., 1913. Вып.7. Таблицы. С.23.

25. Экономическо-статистический сборник. М., 1912. Вып.4. С.15-17, 20, 23-24, 31-32, 34, 83, 89, 107, 178; М., 1913. Вып.7. Таблицы. С.6, 10-16, 23; Московский уезд. С.450-451.

26. Экономическо-статистический сборник. М., 1912. Вып. 4. С. 17-18.

27. Экономическо-статистический сборник. М., 1913.  Вып.7. Таблицы. С.10-11.

28. Московский уезд.  Статистическо-экономический сборник. М., 1928. Вып.1 С.450-451.

29. ЦГАМО, ф.7121, оп.1, д.11, л.65 (сообщено краеведом В.И. Матвеевой).

30. Скопин В.В. Памятник Александру II из деревни Шайдорово в музее-заповеднике «Коломенское» // Коломенское. Материалы и исследования. Вып. 8. М., 2004; Памятники архитектуры Москвы. Окрестности старой Москвы (юго-восточная и южная части территории от Камер-Коллежского вала до нынешней границы города). М., 2007. С. 219-220; Смыслов А.Г., Смыслов П.А. Царицыно. История села Чёрная Грязь и его окрестностей в XVI-XVIII веках. М., 2012.  С. 336-337.

Категория: Селения Южного округа | Добавил: marina (05.01.2018)
Просмотров: 56
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]