Среда, 23.05.2018, 06:22 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Селения Южного округа. Из истории Южного округа

Даниловская слобода. Фабрика купца Рыбникова

По адресу: Варшавское шоссе, дом 1 расположен памятник федерального значения - дом купца Ивана Назаровича Рыбникова, датируемый первой половиной 1820-х гг., построенный на обширной территории его суконной фабрики в Даниловской слободе.  Суконная фабрика была расположена по правому берегу Москвы-реки, теперь на ее месте находится некая "Плаза", пролегает железная дорога и парит Автозаводский мост.

 

Иван Назарович Рыбников (13.11.1776–19.12.1844) – мануфактурный советник и кавалер, московский купец 1-й гильдии, старейший из московских суконных фабрикантов. Отец его, калужский мещанин Назар Андреевич Рыбников, был иконописцем. После смерти отца Рыбников начал работать в Калуге и к 1796 году перебрался в Москву. В 1814 г. Рыбников купил у князя Борятинского посессионную фабрику по отбелке и ручной набивке различных тканей и платков в Даниловской слободе.

Владение Рыбникова тянулось почти на полверсты вдоль берега Москвы-реки, с севера оно граничило с землёй Якова Васильевича Гамсона, с юга протекала речка Чура (Даниловка). От Серпуховской заставы к воротам шла собственная дорога (ныне Холодильный переулок).

В XVII веке на месте будущей усадьбы находились кирпичные сараи. Кирпичные заводы в этой местности – это вообще отдельная тема. «Кирпичная страна» - так называют этот район на страницах москвоведческой литературы. Но в XIX веке район Даниловки из «кирпичной страны» стал превращаться в «текстильную».

История усадьбы началась 15 мая 1757 года, когда землю по берегу Москвы-реки под устройство суконной фабрики дали купцу Петру Андреевичу Носырёву. (По какой-то причине, на плане Генерального межевания его фабрика ошибочно была указана как Василия Андреевича Киреева.) Был у Носырёва здесь также и кирпичный завод. На границе фабрики и слободы упоминалась плотина, с севера от фабрики находился огород и двор даниловского крестьянина Симеона Макарова. По соседству с фабрикой Носырева, по Серпуховской дороге, находился кирпичный завод купца Фёдора Васильевича Васильева. Этот завод существовал здесь уже в XVII веке, тогда он был на оброке у Василия Иванова, в 1730 году завод был взят в Каменную канцелярию, в 1741 году отдан купцу Федору Михайлову,  а последний уже продал его 12 января 1758 года Васильеву.  Напротив завода Васильева, по другую сторону Серпуховской дороги, находился завод ученика Большой суконной фабрики Никиты Никитина. Далее шла земля Синодального ведомства и кирпичный завод Дмитрия Петровича Наумова, севернее этих владений была земля купца Ивана Максимовича Заикина также с кирпичным заводом.

Заикину "кирпичный завод по Большой Серпуховской дороге за лесом Даниловским" продал 17 ноября 1758 года сырейщик Лука Петрович Новиков. У Заикина на Серпуховской дороге были также постоялый двор и харчевня. Заикины упоминаются в качестве землевладельцев в Даниловской слободе довольно длительное время, в 1802 году упоминается московский купец Андрей Заикин, в  1806 году  - ветхий кирпичный завод Ивана Андреевича Заикина, в 1824 году - бывший кирпичный завод Дементия Тимофеевича Заикина. А в 1844 году в Даниловской слободе упоминается трактирное заведение Татьяны Ивановны Заикиной. 

В 1773 году фабрика Носырева числилалась за его вдовой Анной Леонтьевной, тогда на фабрике работало 44 мужчины и 52 женщины. В переписи указывалось, что ранее фабрика была в приходе церквей Козьмы и Дамиана и Воскресения в Кадашах, а затем была переведена в Даниловскую слободу.

Известно, что позже фабрика перешла к дочерям Носырева: Феодосии Евреиновой и Настасье Володимировой (упоминаются также вскользь и другие владельцы: Пивоваровы и фабриканты Журавлевы). Затем фабрика была отобрана у них и передана 20 ноября 1791 году и 28 июня 1792 году князю Ивану Сергеевичу Борятинскому. В 1809 году на фабрике числилось 155 душ.

После смерти Ивана Сергеевича Борятинского (23 декабря 1811 года) фабрика перешла к его сыну титулярному советнику и действительному камергеру и кавалеру Ивану Ивановичу Борятинскому. По 6 ревизии на фабрике числилось 98 душ, к фабрике были также приписаны в Тушине три мельницы. Судя по всему, Иван Иванович заниматься ею не хотел, жил далеко, у себя в имениях, и фабрика по словесному условию была предоставлена Анастасии Бибиковой (она была тайной женой Борятинского), которая после своей смерти  (15 марта 1813 г.) завещала фабрику жене камер-юнкера Бориса Загряжского, то есть своей дочери. 

Кончилось все тем, что И.И. Борятинский испросил позволение продать фабрику и три мельницы купцу Рыбникову, на что и было дано позволение 11 июля 1814 года.

Здесь надо упомянуть, что купец Рыбников обосновался в Даниловской слободе уже до этого времени. Его владение, судя по всему, с небольшой фабрикой, находилось по соседству с фабрикой Борятинского, с севера от нее.  Когда он его приобрел - неизвестно, но уже в 1805 году он упоминается в качестве владельца. На этом участке находился небольшой овражек, он был присоединен к участку Борятинского, но позже отдельно не упоминался. Вероятно, этим участком Рыбников не владел, а пользовался им на правах аренды. 

14 февраля 1814 года, при передаче Рыбникову, была составлена опись фабрики Борятинского, состоящей в 3 квартале Серпуховской части под номерами №31 и 32: "под фабричным двором под строением и пустопорожней земле длину со въезду от ворот на правой стороне от забора купца Рыбникова и до каменного строения сушилен 70 сажень, с левой стороны от угла забора его ж Рыбникова по течению речки до каменного строения главного корпуса 69 саженей, перешнику с левой стороны 68 сажень, с правой подле каменного строения 55 ½ сажени, внизу по течению реки от каменного строения и до речки Даниловки земли луговой и огородной по межевому плану 3 десятины 1374 сажени".

1-й главный корпус или дом, размером 76 на 12 метров, отделан был вчерне, покрыт железом, внизу находились три кладовых со сводами. Сообщалось, что  крыша в 1813 году в апреле сгорела от печной топки, над крыльцом свод упал,  а 50 листов железа было вывезено в свой дом Загряжским. (Отметим также, что уже в 1763 году на фабрике числился каменный корпус размером 70 на 12 метров, он стоял у берега и по северной границе владения, далее шел деревянный корпус фабрики, но на этом ли самом месте - сказать затруднительно).

2-й корпус (рядом с первым) - ворсильная сушильня, ткацкая и прессовая, размером 86 метров на 12 метров, двухэтажный, был покрыт черепицею. В прессовой находились 24 рамы для сушки, в ткацкой палате находились 6 станков.

3-й каменный корпус - красильня, размером 52 на 13 метров, был покрыт черепицею. Эта красильня находилась на берегу Москвы-реки при впадении в нее речки Чуры и числилась в общем владении с надворным советником Мещаниновым (вероятно, с Маркелом Демидовичем, Мещаниновы родом из Коломны).

Также на территории были еще одна сушильня каменная, два жилых корпуса для рабочих (один ветхий у красильни, 18  на 7 метров, второй новый, 16 на 7 метров, находился подле забора), конюшня, баня, амбар.

На фабрике числилось 17 мужчин и 104 женщины, 5 человек служащих. 

Следует рассказать о князе Борятинском. Иван Сергеевич Барятинский (27 февраля 1738 — 23 декабря 1811) — российский дипломат екатерининской эпохи, посланник в Париже, генерал-поручик (1777), брат князя Ф.С. Барятинского. 

 

По свидетельству Екатерины II, задумав арестовать её, Петр III поручил исполнение этого приказа Борятинскому. Однако последний, напуганный таким приказом, доложил о нём принцу Голштинскому, который и уговорил Петра III отменить приказ. Несмотря на преданность Петру III, князь успешно продолжал службу и при Екатерине II и был назначен кавалером к цесаревичу Павлу Петровичу, при котором состоял до его вступления в брак. Павел I навсегда сохранил милостивое расположение к нему. В 1765 году Борятинский ездил в Стокгольм с особым поручением и в том же году был произведен в полковники, в 1769 году — в бригадиры, а в 1771 году — в генерал-майоры. В 1775 году он был назначен посланником в Париж, где оставался в течение 12 лет, стараясь поддерживать дружеские отношения между Россией и Францией. Когда в Париж приехал цесаревич, путешествовавший по Европе с супругой под именем графа и графини Северных, Борятинский принимал их в своем доме и затем сопровождал по Франции. Князь был масоном, посещал заседания парижских лож. В 1785 году он подписал вместе с австрийским послом, в качестве посредников, Версальский мирный договор и получил в благодарность портреты королей Франции, Англии и Испании, украшенные брильянтами. В 1786 году он вышел в отставку. Людовик XVI подарил ему на прощальной аудиенции свой портрет с брильянтами и написал о нём лестный отзыв Екатерине II. Вернувшись в Россию, Борятинский продолжал оставаться при дворе. Часто он гостил в Москве у своего родного брата, гофмаршала Фёдора Сергеевича, где 23 декабря 1811 года внезапно скончался. Был погребен в Покровском монастыре.

В 1767 году императрица выдала за Борятинского самую знатную в Россию невесту, принцессу Екатерину Петровну Голштинскую (1750—1811) Брак был несчастлив, и супруги жили отдельно. Имели двух детей, Ивана Ивановича (1772—1825) и Анну Ивановну (1774—1825), с 1789 года замужем за обер-гофмаршалом, президентом Придворной конторы графом Николаем Александровичем Толстым.

 

 Е.П. Борятинская, И.И. Борятинский, Анна и Николай Толстые

 

Второй раз князь Борятинский тайно женился на девице Анастасии Бибиковой, от которой имел 3 детей, носивших фамилию Бибитинских. Василий Иванович (1795—18?) умер в молодости, Анастасия Ивановна (1797—1866) была замужем за Б.М. Загряжским и вторично за тайным советником Г. В. Грудевым, Елизавета Ивановна (1798—1834) с 1815 года была замужем за историком Д. Н. Бантыш-Каменским. По словам А.Я. Булгакова, Борятинский незадолго до смерти, как будто предчувствуя её, написал государю о своем втором браке.

Князь Ива́н Ива́нович Боря́тинский (1767 — 15 июня 1825, Ивановское, Курская губерния) — известный в своё время англоман и агроном, крупный землевладелец, создатель усадьбы Марьино под Рыльском. 

 

 

В 1780 году он был записан на службу поручиком Екатеринославского кирасирского полка и адъютантом Потёмкина, а в 1790 году пожалован в камер-юнкеры и переведён в Семёновский полк. Капитан с 1795 года, он зачислился волонтером в армию, действовавшую в Польше, 1 января 1795 года награждён орденом св. Георгия IV-го кл. Павел I пожаловал ему в 1799 году родовое командорство Мальтийского ордена, но затем, вследствие столкновения с Ростопчиным, он был удалён от двора. Александр I пожаловал Борятинского в 1801 году в действительные камергеры и причислил к миссии в Лондоне. Произведённый в 1804 году в тайные советники, он в 1806 году был назначен посланником в Баварии. Здесь он в 1813 году женился на немецкой графине Марии Келлер (1793—1858), с которой прожил до конца жизни и имел семерых детей — четырёх сыновей и трёх дочерей. Отозван в 1812 г., после чего оставил службу и поселился в своём курском имении селе Ивановском, центре его обширных владений. Борятинский посвятил всю свою жизнь устройству имений и применению на практике приобретённых им во время заграничных путешествий агрономических познаний. Отношения к крестьянам были установлены на разумных началах. В своём любимом Ивановском он устроил великолепный дворец, названный в честь жены Марьиным. Борятинский жил открыто, у него были театр и оркестр. В его концертах принимали участие соседи, известные музыканты братья графы Виельгорские. 

Итак, И.И. Борятинский в 1814 году продал фабрику Ивану Назаровичу Рыбникову (5 десятин 1834 сажени, из них 2 десятины и 460 саженей под бичевником и половиною Москвы-реки, то есть удобной земли 3 десятины 1374 сажени). Только владел этой фабрикой Рыбников на правах поссесии. Поссесия - это форма земельной аренды, когда земля и крестьяне даются под устройство промышленного производства. То есть, Рыбникову принадлежали только здания, а не земля, и после того, как Рыбников прекратил бы производство, земля и крестьяне были бы у него отобраны.

15 июня 1822 года И.Н. Рыбников приобрел рядом лежащую пустопорожнюю землю (1 дес. 1957,5 кв. саж.) у Михаила, Федора и Николая Дементьевых детей Заикиных, где ранее был кирпичный завод. Им земля досталась от матери Прасковьи Заикиной, а ей 1 марта 1798 года от поручика Ф.Ф. Васильева (сына Федора Васильевича). Другую часть участка Заикины продали за несколько лет до этого, 9 марта 1814 года, купцу Герасиму и мещанам Артемию и Алексею Сергеевичам Набойщиковым.

Иван Назарович Рыбников приехал в Москву в 1796 году и поступил сначала к суконному фабриканту Ф. А. Бородину, а затем перешел к И. И. Овчинникову, имевшему также суконную фабрику и магазины,  сидельцем в лавку. Между тем, вскоре И. И. Овчинников умер, дела его стали запутываться, и родственники вдовы советовали ей выдать дочь замуж за Рыбникова. С этого времени для Рыбникова началась новая жизнь: хотя он не считался хозяином завода, но фактически был им, после же смерти тещи, когда фабрика была назначена в продажу за долги с аукциона, он приобрел ее за 1000 рублей. Понемногу он довел фабрику до блестящего состояния, и она стала приносить ему громадные барыши. В 1810 г. с ним могли конкурировать только братья Бабкины; тогда Рыбников вошел с ними в товарищество и этим еще улучшил свои дела. В 1812 году общий капитал товарищества простирался до 400 000 рублей.

 

Когда французы вступили в Москву, Рыбников уехал в г. Данилов Ярославской губернии, и во время его отсутствия все товары, спрятанные частью у Бабкиных, а частью в городских амбарах, сгорели.  Однако, часть сукон на сумму до 28 000 рублей была вывезена в Козлов, а до 150 000 руб. осталось в долгах за разными купцами. Возвратясь в Москву, Рыбников продал полученный из Козлова товар по очень выгодным ценам. Фабрика Бабкиных сгорела, а фабрика Рыбникова осталась безо всяких повреждений. Случайно они нашли большое количество шерсти, смешанной с навозом: французы постилали ее лошадям вместо соломы, эта шерсть была пущена в дело и благодаря чрезмерному спросу на суконные товары дала товариществу около 100 000 рублей прибыли в течение 10 месяцев.

В 1813 г. Рыбников ездил в Пензу, к графу Ф. А. Толстому, и снял у него в аренду Цициановскую фабрику в 52 станка; фабрика эта оказала сильное влияние на расширение действий товарищества, так как отделка на ней была особенно хороша и считалась одною из лучших в России.

В 1814 г. Р.ыбников уже независимо от товарищей, купил у князя Барятинского посессионную Даниловскую фабрику, — с мельницами и крестьянами в Даниловской слободе.

Дела у него шли вполне успешно, и Рыбников сделался поставщиком сукон в казну, причем поставка сукон производилась им вместе с Бабкиными, на общий счет. В 1819 г. за поставку сукон на Павловскую фабрику Рыбников получил золотую медаль на Аннинской ленте, а в 1821 г. был пожалован в мануфактур-советники, в 1826 г. получил орден св. Анны 3-й степени, а 1831 г. — св. Владимира 4-й степени и св. Анны 2-й степени.

В том же 1831 г. фабрика, содержимая им и братьями Бабкиными, была удостоена на Московской Выставке золотой медали за сукна, приготовленные для Китая. При учреждении звания почетного гражданства Рыбников одним из первых получил эти звание.

В 1833 г. Рыбников особенно отличился своими сукнами на бывшей в Петербурге Выставке, за что получил через Министра Финансов Высочайшую благодарность, был приглашен 13 мая на царский прием и обед в Зимний дворец, в том же году получил орден св. Станислава 2-й степени.

В 1834 г. Рыбникову было выражено Высочайшее благоволение за предупреждение затруднений в продовольствии Москвы и пожалован ему бриллиантовый перстень. Рыбников был старостой храма в Даниловской слободе, и существующий ныне храм Воскресения Словущего сооружён в 1834–1837 году на его средства, за что Рыбников получил орден св. Анны 2-й степени с Императорскою короной. В 1838 г. Рыбников окончательно разделился с Бабкиными и купил у Турубаева Чудинскую суконную фабрику.  

 

Умер Рыбников 9-го декабря 1844 г. в Москве и похоронен на кладбище Даниловского монастыря. Наследниками Рыбникова стали его сыновья: Николай и Павел. После смерти отца сыновья решили продолжить дело, и 27 октября 1845 года был открыт торговый дом «Братья Николай и Павел Ивановичи Рыбниковы» в 3 квартале Серпуховской части,№764 с объявленным капиталом  15 тысяч рублей серебром. 

Как раз в это время Удельное ведомство проводило ревизию своих земель. Было выяснено, что в 1849 году Даниловская суконная фабрика, которая стояла на земле Удельного ведомства (было учреждено в 1797 году), находится в действии и до этого времени остается во владении Рыбниковых на правах посессии. Рыбниковы же землю под фабрикой и тремя сукноваляльными мельницам просили предоставить им в полную собственность.  Но выкупить землю им так и не удалось, они были вынуждены заключить контракт об аренде.

Владели Рыбниковы и другим участком в Серпуховской части: в 3 квартале, № 450, он находился на  Серпуховской улице рядом с церковью Вознесения.

В 1853 году соседка Рыбниковых, купчиха Екатерина Саввиновна Константинова, решила спрямить русло речки Чуры на своем участке. Для этого от Рыбниковых была прорыта канава.

Планировка усадьбы Рыбникова и ее окружение запечатлено на картах Москвы середины XIX века.

 


Посмотреть всю карту

 

Как видно из документов, впоследствии фабрика перешла к Павлу Ивановичу Рыбникову. В 1881 году он умер, его наследники - Анна Ивановна, Екатерина, Николай, Алексей, Александр  и Сергей Павловичи Рыбнииковы - по-прежнему не владели землей. 1 января 1883 года срок аренды заканчивался, назрела необходимость возобновить контракт.  Участок, на котором находились фабрика и дом, по-прежнему состоял в собственности Удельного ведомства, и, конечно, Удел хотел повысить плату. В это время в загородном доме жили вдова Анна Ивановна Рыбникова и ее дочь Екатерина Павловна. Известно, что в 1886 году наследники имения отказались от него в пользу Александра Павловича,  а над его имуществом была учреждена опека.

Было составлено описание владения. Указывалось, что участок занимает самую большую площадь из всех удельных участков в Даниловской слободе – 11 д. 800 кв. саж., удобной - 8 д. 240 кв. саж.,  неудобной - 1410 кв. саж. и под полу-рекою - 2 д. 1550 кв. саж. Отмечалось, что владение расположено, в основном, на ровной местности, там есть огороды, отдаваемые Рыбниковыми в аренду. По сути, имение представляло собой громадный запущенный двор. Дом же стоял в 10 аршинах (примерно - 7 метров) от берега (что и сказалось впоследствии на его судьбе). Все каменные строения возведены из старинного прочного кирпича, который при сносе представит собой ценный материл, постройки в запустении. 

В 1885 году пристав Серпуховской части должен был объявить Анне Ивановне и Екатерине Павловне Рыбниковым, что контракт закончился 1 января 1883 года, и теперь они пользуются землей самовольно, к тому же они самовольно открыли кожевенное заведение (арендатор Нейман). Было решено за ними оставить землю под каменными строениями, а остальную землю отобрать. 

За Рыбниковыми оставлялось:

1) Дом двухэтажный каменный с антресолями, требует ремонта, 275 кв.  метров,  который оценивался в сумму более 30 тыс. руб.  На первом этаже 13 окон, на втором этаже 54 окна, в антресолях 12, на втором этаже 21 комната, в антресолях 8 комнат, помещения заняты отчасти, на первом этаже прачечная, кухня, людская.

2) Каменный каретный сарай, двухэтажный, жилой, занимала прислуга, 123 кв. метров.

3) Оранжерея деревянная,  баня ветхая, оранжерея деревянная, конюшня, коровник деревянный, беседка.

У Рыбниковых изымалось: каменный двухэтажный флигель на 64 кв. саженей, где жили служащие Рыбникова, сарай, одноэтажный дом, деревянная сторожка, баня, каменные стены (пригодны к сломке), парник, амбар, погреб.

В итоге Александр Рыбников  был вынужден купить участок за 29 347 рублей. Он купил удобной земли - 8 д. 810 кв. саж., неудобной - 3 д. 645 кв. саж., всего - 11 д. 885 кв. саж. Границы участка: середина Москвы-реки (граница с Симоновой слободой), овраг речки Чуры, за которым была земля Шрадера, запад – граница с землей Рыбникова. Купчая была утверждена 22 декабря 1888 года.

 


Посмотреть всю карту

 

В 1899 году территория владения была рассечена линией Москва - Павелец Рязано-Уральской железной дороги. Усадьба была уничтожена, и теперь даже трудно представить, каким был этот уголок Москвы. Известно, что в начале XX века участком с главным домом владел А.А. Шрадер, фабрика же Гамсона перешла к Флетчеру. Перед революцией владение от Шрадера перешло к Московскому банку братьев Рябушинских. В 1915 г. банком на месте сада были построены два четырехэтажных складских корпуса из железобетона по проекту А.В. Кузнецова. Как известно, братья Рябушинские - основатели московского автомобильного завода (будущего ЗИЛа), на строительстве которого работал молодой архитектор К. Мельников. "Революция застала нас жившими в ампирном особняке на берегу Москвы-реки, близ Тюфелевой рощи, где тогда заканчивалась постройка первого в России автомобильного завода - АМО. Во главе дирекции стояли бр. Рябушинские." – вспоминал Константин Сергеевич. Так как мы знаем, что дом купца Рыбникова принадлежал тогда Рябушинским, а другого ампирного особняка здесь точно не было, то можем сделать вывод, что известный архитектор жил именно в этом доме.

 К.С. Мельников. Автопортрет

Расскажем о соседе Рыбниковых - Августе Андреевиче Шрадере (1827-1900), основателе фабрики шерстяных изделий в Москве. Он занимал землю с юга от речки Даниловки (1 десятина 191 кв. сажень, №95/93). Вначале в 1858 году он взял в аренду красильно-бумажное заведение, которое находилось в доме купчихи Константиновой, тогда там работало 75 мужчин. С 1873 по 1885 год он арендовал уже землю у Удельного ведомства, содержал белильную фабрику. В течении 30 лет арендатор потратил много денег (по его словам) на улучшение земли: завалил все овраги, отвел русло Даниловки по-новому, затем сломал все фабричные здания, построил две дачи и разбил сад. Хотя купец ругался на плохую обстановку в Даниловке, где «кроме грязи и зловония ничего не найдешь», но тем не менее у него здесь появилась дача с садом, довольно роскошная. Там были три жилых деревянных дома красивой архитектуры, каретный сарай и конюшня, сад, водонапорная башня, фонтаны, кегельбан, беседка. Набережная Москвы-реки была им укреплена сваями и обита досками. В 1887 году 15 июля Шрадер купил весь участок в собственность. Очевидно, что Шрадер решил устроить здесь себе дачу, так как эти места сохраняли ещё свою живописность, сам он жил в Якиманской части. 

За наследниками Шрадера этот участок сохранялся до самой революции. В 1909 году участком владели:  Роберт Шрадер, Бетти Энгельс, Эмми Фокрот,   А. Тетце, Франциска Леонард. К этому времени Шрадеры владели также и участком Рыбникова (говорилось, что по этому участку числился долг Московскому кредитному обществу).

Существовало Товарищество "Август Шрадер". Оно владело одним из наиболее крупных текстильных предприятий в Российской империи, учреждено было в 1908 году. Образованию товарищества на паях предшествовало существование фирмы, основанной в 1867 году в форме единоличного предприятия, принадлежавшего временно московскому купцу 1-й гильдии, впоследствии потомственному почётному гражданину, мануфактур-советнику А.А. Шрадеру. В 1896 году оно было преобразовано Р.А. Шрадером в Торговый дом "Август Шрадер с сыновьями и Ко". Правление находилось в Большом Черкасском переулке, 2, в доме графа Шереметева. Товариществу принадлежала фабрика, основанная как шерстоткацкое, красильное и отделочное предприятие в 1847 году московским купцом 2-й гильдии А.Ф. Вольнером в Пятницкой части на Садовнической улице. В 1863 году её приобрёл А.А. Шрадер, который реорганизовал предприятие для производства шерстяных и полушерстяных тканей. Ткани фабрики (кашемир, тибет, велюр, матласе, империаль, сатин, ластик и люстин) неоднократно экспонировались на всероссийских и международных выставках, удостаивались высоких наград. В 1918 году предприятие было национализировано, ныне это акционерное общество "Краснохолмский камвольный комбинат" (Садовническая улица, 82). 

Вернемся к усадьбе Рыбникова. Главный дом датируется в научной литературе 1820-ми годами. Однако, судя по всему, при покупке фабрики Рыбниковым в 1814 году он уже упоминается как отделанный вчерне и горевший в 1813 году. То есть, скорее всего, дом был построен Борятинским, а затем перестроен Рыбниковым.

Дом можно разглядеть на картине И.-Н. Рауха 1837 года (№4).

"Памятники архитектуры Москвы" (том 8) сообщают: "В середине XIX века восточный торец дома дугой окружала укреплявшая берег каменная набережная, а в начале XX века каменные подпорные стенки стояли вдоль здания спереди - от портика до берега - и сзади - по всей длине с выкружкой вокруг ризалита. Фабричных построен перед ним к тому времени уже не было. В 1915 году Московский банк строил за домом, на месте сада, четырехэтажные складские корпуса на железнобетонном каркасе по проекту А.В. Кузнецова - известного пропагандиста железобетона в России. Тогда же проектировалось устройство "Словущенской набережной" (по названию церкви), осуществленное в советские годы (Даниловская набережная); ее линия отсекла восточное крыло дома, включая даже одну колонну портика. Кроме полной утраты восточного крыла в западном крыле пробит широкий проезд, в который введена железнодорожная линия. Выстроенный в 1961 году прямо перед главным фасадом дома Автозаводский мост полностью уничтожил все его ландшафтные связи ... 

Дом и еще более длинный, чем он, двухэтажный корпус, стоявший почти на одной линии с ним, разделяли владение поперек. Северную половину занимали разбросанные в беспорядке невысокие каменные и деревянные фабричные здания; эта застройка, видимо, складывалась стихийно в течение многих лет. В южной части территории, за домом был сад с беседкой, а вокруг - большое, почти свободное пространство. Перед главным, северным фасадом дома был выделен парадный двор, выходивший к Москве-реке и ограниченный с севера одним из фабричных зданий, а с запада - одноэтажной пристройкой к двухэтажному корпусу: она примыкала к нему под прямым углом вблизи его восточного конца. Из дома к северу, то есть в сторону города, открывалась широкая панорама с Донским, Даниловым и Симоновым монастырями и церковью Воскресения Словущего в Даниловской слободе; ее новое каменное здание выстроено на средства Рыбникова. Главный дом, несмотря на поздние переделки и значительные утраты, сохраняет основные черты своего классического облика.  Необычайно монументален его мощный восмиколонный ионический портик с фронтоном, выделявший центр главного фасада и поддерживавшийся прежде самой его протяженностью. Важную роль играет и масштаб высоких окон. Лаконичная ампирная обработка осложнена поздней лепной декорацией. Задний ризалит, возможно,  также был первоначально открытой колоннадой, но впоследствии он полностью перестроен с характерным для эклектики, взятым из барокко середины XVIII в., поэтажным раздроблением ордера. На плане 1834 г. из него, видимо, с уровня второго этажа, спускалась длинная деревянная лестница в сад; через 20 лет и он, и передний портик обозначены на плане как "балконы двухэтажныя в каменных колоннах". Главный фасад первоначально фланкировали ложные ризалиты с тройными окнами во втором этаже и входами в первом, причем восточный вход, вблизи берега Москвы-реки, обрамлял широкий полукруглый рустованный архивольт - как бы условное изображение грота. Первоначальная архитектура интерьеров не сохранилась." 

Теперь совершим путешествие к дому купца Рыбникова.

Пройти к нему можно по набережной, так как он стоит на самом берегу Москвы-реки.  Можно дойти до усадебного дома и со стороны Варшавского шоссе, взяв у путепровода Павелецкой железной дороги вглубь территории "Плазы". Там сохранился еще один старый дом (Варшавское шоссе, 3) с мемориальной доской.

Можно добраться до него и по Автозаводскому мосту, спустившись вниз по лестнице, так как мост находится прямо перед домом. Следуя от Большой Тульской по мосту справа будет видна станция "ЗИЛ" железной дороги, а ранее на этом месте находился второй фабричный корпус. За железной дорогой виднеется длинный корпус "Плазы", который возвели на месте двух ангаров.

   

Пройдя далее, мы наконец-то увидим ампирный особняк, недавно приведенный в нормальный вид, насколько это было возможно.

     

 

Вход на территорию свободный. За домом возвышается "Плаза", её здание - это переделанные два складских корпуса из железобетона, возведенных по проекту А.В. Кузнецова на месте сада Рыбникова.

  

Далее по набережной Москвы-реки стоит здание Академии водного транспорта, которое было достроено в 2006 году. Это здание частично расположено на бывшей территории фабрики Рыбникова, а частично стоит на засыпанном русле речки Чуры и территории дачи купца Шрадера.

 

Холодильный переулок ныне вас не приведет к дому купца Рыбникова.

   

Перед Автозаводским мостом, по адресу: Гамсоновский переулок, 2, ранее находилась фабрика Я.В. Гамсона, которая граничила с фабрикой Рыбникова примерно по линии Тульского переулка, который подходит справа.


 

Категория: Селения Южного округа. Из истории Южного округа | Добавил: marina (20.02.2018)
Просмотров: 136
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]