Среда, 18.10.2017, 10:45 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Разное

Записки добровольца. Часть 3

                                                    Покровское

В 2011 году исполнилось 20 лет работам отряда «Белозерск» под руководством Евгения Морозова в селе Покровском Кимрского района Тверской области по восстановлению Покровской церкви. Эти работы наиболее ярко отложились в памяти их участников и служат постоянной темой воспоминаний и отрядного фольклора.

 

На эти работы отряд попал с благословения и по направлению Светланы Александровны Мельниковой, руководившей организацией, которая поставила себе целью возрождение сельских церквей. В то время Покровская церковь находилась в запущенном состоянии. Лишённая главки и крестов, заросшая лесом по крыше, она служила неиспользуемым складом, можно сказать, всякого барахла. Церковной общины в ней не было. Тем не менее, это не мешало проведению работ по её восстановлению.

 

Добраться до церкви было несложно – от Москвы электричкой до Савёлово ( ближней части города Кимры), потом через Волгу непосредственно в Кимры, а оттуда в Покровское ходил автобус. Работали мы там две с половиной недели августа 1991 года. Поселили нас в доме возле церкви, в дальней его половине. Дом стоял на берегу Покровского озера, довольно крупного карстового водоёма, памятника природы. Одними из его интересных жителей были птицы чомги, наблюдать которых в отдалении мы могли каждый день. Вокруг озера был лес с клюквенными болотами. Поскольку других развлечений в селе не было, мы ходили в лес за черникой и на болота за клюквой. В нашем месте жилья нам принадлежали терраса, где мы питались, с туалетом, служившим постоянным источником шуток, прихожая, кладовка, где хранился провиант отряда, командирская комната и ещё одна длинная комната, в которой жили все остальные члены отряда – мужчины и женщины (24 человека). Спали мы на полу, в один ряд. Одной из достопримечательностей дома были жившие тут крысы. Они постоянно бегали за стенами, а когда сидели, из щелей стен свешивались их хвосты. Ночью они бегали по комнате, и, когда какая-нибудь крыса пробегала по женской голове, раздавался жуткий визг, из-за чего некоторые дамы отказывались спать на полу. В борьбе с крысами помогал поселившийся у нас кот Цыган. Однажды во время наших ночных бдений он у нас на глазах задавил крысу, которая при этом страшно визжала. И кот Цыган, и крысы под собирательным образом крыски Шурки стали впоследствии частью отрядного фольклора и героями песни о Покровском.

 

Всё время нашего пребывания в Покровском погода была холодная и дождливая, но, несмотря на это, купались в озере по 3 раза в день. Была даже такая шутка, что купались в дождь, купались в туман, купались в темноте, и только один раз купались при ярком солнечном свете. Самые опасные купания были утром  в тумане, при темноте хоть видны деревенские огни, а тут отплывёшь от берега, а куда обратно плыть – уже не видно.  Выручал отрядный колокол, звонивший к завтраку, плыли на звон.

 

Работы в церкви мы начали с того, что вынесли из неё весь хлам. Потом стали изводить лес на кровле и копать вокруг церкви водоотводную канаву. Под конец работ был сделан деревянный крест, и его воздвигли на церкви. В общем, церковь сдали в довольно приличном виде. В выходные по традиции мы совершали вылазки в близлежащие города: сначала в Углич, потом в Калязин и Кашин.

 

Так случилось, что наше «покровское сидение» пришлось на знаменитый августовский переворот. О нём я узнал в деревне Подосёново на реке Медведице, куда нас с моей будущей женой командир Морозов отправил, чтобы отвезти альпинистские принадлежности для работ на церкви нашим коллегам, восстанавливавшим храм в Подосёново. Времена были тогда такие, что на всё благочиние был один священник, который служил в своих храмах по выходным по очереди и объяснял отвыкшим за годы Советской власти прихожанам, какой рукой нужно креститься. В Подосёново в этот день как раз была такая служба. События переворота вызвали совмущение в отрядных умах, каждый день шли бои между двумя нашими ведущими соратниками:  патриотически настроенным Игорем Борисовичем Кузнецовым (заметки "Светлой памяти "Борисыча" см. в "Записки добровольца. Часть 5" и стоявшим за «демократов» Валентином Мартыновичем Донскисом, который в конце концов не выдержал и сбежал на баррикады. Одним из последствий переворота было то, что во время нашей поездки в Кашин гостиницы оказались забиты спецсотрудниками, и нам негде было ночевать. Однако это отнюдь не смутило Евгения Морозова, который организовал нашу ночёвку в местном санатории, в комнате для ветеранов. Утром в этом санатории с нами случилась смешная история. Когда мы встали, то пошли «на воды». В одном из бюветов мы стали пить воду, а она оказалась горько-солёной на вкус. Это совсем не остановило нас, чаявших оздоровиться, но потом мы узнали, что пили воду для полоскания горла.

 

В Покровском вообще весь сезон было очень душевно. Сочиняли стихи, песни, рисовали картинки, плакаты, делали всякие юмористические надписи. По вечерам пели песни под гитару, и у некоторых полуночников это затягивалось настолько, что возмущённые коллеги, которым не давали спать постоянно доносившиеся песни, разговоры и взрывы бурного веселья, начинали гонять их. Почему так запомнились эти работы ? Видимо, и потому, что были единственные в этом месте, и потому, что год был такой, и потому, что были мы в те времена «исполнены духом», и всё находило свой отклик.

Приложение:

Песня про Покровское

автор и исполнитель Евгений Морозов

 

В Покровском видели ребят, ребят, ребят -

Какой-то из Москвы отряд, отряд, отряд,

Какой-то из Москвы отряд.

 

И слухи по селу летят, летят, летят,

Что церковь починить хотят, хотят, хотят,

Что церковь возродить хотят.

 

Отряд, не думая о том, о том, о том,

От церкви занял первый дом, да, первый дом

(Всего лишь половину в нём).

 

Устроилися ловко,

Там есть у них кладовка,

Там есть у них кладоовка.

 

Чего там только у них нет, нет, нет, нет, нет -

Не ел такого Моссовет, да, Моссовет,

Не ел такого Моссовет !

 

Прослышав про сии дела, дела, дела,

К ним стая крысок жить пришла, пришла. пришла,

А ту что за печуркой прозвали даже Шуркой.

 

И по ночам она шуршит, шуршит, шуршит,

Отряд от этого не спит, не спит, не спит,

А кое-кто ещё вопит.

 

Пришлось поспрашивать ребят, ребят, ребят,

Где взять кота нам на прокат, нам на прокат,

Где взять кота нам на прокат.

 

И, наконец, нашли кота, кота, кота,

Жизнь стала просто красота, да, красота,

Жизнь стала просто красота.

 

Кота Цыганом нарекли, да, нарекли,

И к командиру принесли, да, принесли,

И к командиру принесли.

 

Кот  начал страшно крыс ловить, ловить, ловить

И нам к столу их приносить, да, приносить,

И нам к столу их приносить.

 

За эти славные дела, дела, дела

Пришлось повысить нам кота, да, нам кота,

Пришлось повысить нам кота.

 

Теперь он с командиром спит, спит, спит, спит, спит,

А крыска Шурка всё шуршит, да, всё шуршит,

А крыска Шурка всё шуршит.

 

А, в общем, все мы здесь друзья, да, все друзья,

И друг без друга нам нельзя, никак нельзя,

И друг без друга нам нельзя, 

И друг без друга нам нельзя !

 

 

Категория: Разное | Добавил: марина67 (08.12.2011)
Просмотров: 375
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]