Среда, 27.10.2021, 00:15 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Селения Южного округа. Из истории Южного округа

Дачи и городские усадьбы. Серпуховская часть

Загородные и городские усадьбы XVII-XIX вв. Территория Серпуховской части.

 

 

Между Земляным городом и Камер-Коллежским валом были расположены загородные дворы москвичей. Причем были здесь как загородные усадьбы богатых москвичей, так и простых людей. Загородные дворы появились еще в старинные времена. Доподлинно известно, что они существовали уже в XVII веке. В это время упоминаются как загородные дворы, так и огородные земли. 

На сайте Архива Древних актов представлены оцифрованные чертежи XVII века ссылка. На №61 и 62 на Остоженке показаны загородные дворы и огороды Василия Ивановича и Семена Лукьяновича Стрешневых. На №69 в районе Калужской улицы среди прочих показан загородный двор дворцового подьячего Авдея Карпова. А на №67 и 68 за Никитскими воротами показан двор князя Василия Васильевича Голицына.

О других дворах мы знаем из документов. За Таганскими воротами на Кожуховской дороге в середине XVII века находился огород богатого гостя Василия Григорьевича Шорина. Его внук Михаил Федорович в 1704 году променял огородное место Алексею Петровичу Салтлыкову, взамен он взял место в Земляном городе у Серпуховских ворот на левой сторон (РГАДА, ф. 1320, оп.1, д. 1290, л. 66-68).

Иван Петрович Прончищев, не смотря на то, что имел усадьбу Никольское-Котлы недалеко от Москвы, завел также и загородный двор у самого города, куда забрал своего крестьянина в садовники (РГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 249, л. 445, переписные книги за 1709 год).

В 1668 году упоминается огородная земля князя Осипа Ивановича Щербатова между Серпуховскими и Калужскими воротами, где сеяли хлеб (РГАДА, ф. 1320, оп.1, д. 1290, л. 11)

Имели загородные дворы и незнатые москвичи. В 1692 году в деле о нападении на объезжих у церкви Григория Неокесарийского свидетель Ерофей Игнатович Боровитинов показал, что он вместе с обвиняемым, жителем Голутвиной слободы Сергеем Гусятниковым, и другими ходил по обещанию в Николо-Перервинский монастырь, оттуда они поехали домой, "у Даниловского монастыря он от них отстал и заехал в гости к Логину Добрынину на загородный двор и был у него часу до другова ночи, а от него поехал с ним Логином по домам вместе" (РГАДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. 1427. Л. 9).

Что представляли собой загородные дворы того времени? Думаем, это были загородные дачи в современном понимании. Бедняки держали там подсобное хозяйство, а богачи, помимо подсобного хозяйства, строили роскошные хоромы. И те, и другие использовали эти дачи летом как место отдыха.

В XVIII века территория за Земляным городом стала активно заселяться. Появился целый пригород между Калужскими воротами и Донским монастырем, которому отдали землю под застройку. Заселялась территория и между Серпуховскими воротами и Даниловым монастырем.

Классифицировать дворы в этот период уже затруднительно, так как начала складываться городская застройка, которая однако носила все еще полу-загородный характер с обязательным садом.

Одни дворы представляли собой загородные дома богатых вельмож. Они находились вдоль Калужской дороги по берегу Москвы-реки. Всем известен Нескучный сад, Мамонова дача и другие памятники по Калужской улице.

Загородная усадьба Апраксина являлась судя по всему загородным увеселительным домом. А вот дача Милютина отличалась наличием крепкого подсобного хозяйства. Иван Бекетов жил постоянно на своей даче, которая описанием напоминает сельскую дворянскую усадьбу с английским живописным парком.

Описания других дач у нас просто нет. Однако из документов известно о множестве других, но трудно сказать, как использовалась земля: был ли там дом, или только огород, или земля так и осталась пустопорожней. Надо сказать, что сады в Серпуховской части показаны на планах Москвы еще в XIX веке.

 


Посмотреть всю карту

 

Местность между Земляным городом и Камер-Коллежским валом во второй половине XVIII и в начале XIX веков представляла ближайший пригород: то там, то здесь раскинулись монастырские поля и огороды, ближе к городу была уже плотная застройка, в сторону уезда она редела, здесь была преимущественно огородная земля и выгон. Над местностью доминировал Донской монастырь, который стоял на возвышенности, к востоку от него находился Данилов монастырь.

Застройка формировалась вдоль Калужской, Донской, Шаболовской, Серпуховской улиц и улицы, которая шла от Ямской слободы к Данилову монастырю (современная Дубининская улица).

Как можно квалифицировать эти дворы? Это сделать иногда довольно затруднительно, так как некоторые москвичи просто жили здесь, а другие имели здесь двор наряду с московским. А значит это было что-то вроде загородной дачи. Например, Стрекаловы, родственники Алябьева, которые имели двор на месте Варваринского приюта, имели дома также в Москве, рядом, в Замоскворечье.

Интересные сведения приводит Олег Иванов в своей книге "Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский в Москве (М., 2002, с. 55-56). Ему удалось выяснить, что во второй половине XVIII века в районе Б. Калужской улицы продавалось немало усадеб. В 1774 году продавала свой дом Авдотья Борятинская, "деревянный новый", в нем 13 покоев, 2 погреба, 2 хлебных анбара, сарай каретный, конюшня о 8 стойлах и другие постройки. В 1775 году продавал каменный дом Алексей Емельянович Салтыков, при доме был регулярный сад о 10 проспектах, яблонь до 200 деревьев, смородина, крыжовник, огородной земли 2 десятины, на коей был посеян яровой хлеб. Был при доме колодец с насосом с чистою водою. Весь участок был обрыт рвом и обнесен валом. 

Не считая территории вдоль берега Москвы-реки, в районе сохранился один кирпичный дом от бывшей усадьбы по адресу Донская, дом 33 стр. 1. Это дом купцов Кушашниковых, датируемый концом XVII - XVIII вв. Здесь бывал С.Н. Глинка и Ф.И. Буслаев, который писал: 

"Теперь переберемся за Москву-реку, на Донскую улицу, к церкви Риз Положения. Наискосок против этой церкви к стороне Калужских ворот в то время выходил на улицу длинный забор; воротами входишь на большой двор, будто площадь, покрытый зеленой травой. На этом лугу, налево стоял небольшой каменный дом, построенный в XVIII столетии, двухэтажный, с толстыми-претолстыми стенами, окна маленькие, внизу с железными решетками, заржавелыми от многолетия; наружная дверь тоже была железная и такая же ржавая; к ней поднимались по двум каменным ступеням, изрытым и истертым донельзя. Отделенный от двора решеткою, простирался большой луг; на нем кое-где высокие столетние дерева с голыми сучьями наверху. Тут летом паслись две-три коровы. В правом углу этой луговины рядами тянулись грядки со всяким овощем, огороженные плетнем. Этот пустырь, не тронутый в 1812 г. французами, описываю вам для того, чтобы дать понятие, как тогда жилось в Москве широко и привольно. Недаром иностранцы называли нашу древнюю столицу колоссальной деревнею. Я вас ввожу в одно из поместий этой деревни. Этот дом, более похожий на крепость или тюремный замок, принадлежал Наталье Васильевне Кушечниковой, старой девице лет за пятьдесят; она занимала верхний этаж, а в нижнем жила ее родственница и старинная подруга, Елизавета Романовна Верховцева, вдова, с своим сыном Аполлоном Ильичом. Она была родная сестра моего вотчима, который давно уже скончался, когда я прибыл в Москву. <...> По приезде в Москву я не замедлил отправиться на Донскую улицу. Елизавета Романовна и Наталья Васильевна приняли меня как родного. Я у них проводил по праздникам целые дни, а случалось и гостил по неделям в вакантное время. Летом мне привольно было гулять по большому лугу и читать свою книгу под тенью развесистого дерева." 

Ну и как не вспомнить Ивана Сергеевича Тургенева и его автобиографическую повесть "Первая любовь":

"Мне было тогда шестнадцать лет. Дело происходило летом 1833 года. Я жил в Москве у моих родителей. Они нанимали дачу около Калужской заставы, против Нескучного. Я готовился в университет, но работал очень мало и не торопясь. Никто не стеснял моей свободы. <...> Погода стояла чудесная; мы переехали из города девятою мая, в самый Николин день Я гулял -- то в саду нашей дачи, то по Нескучному, то за заставой" 

Действие повести происходило на даче Льва Шаховского, в дочь которого Екатерину был влюблен юный писатель.

Вот как выглядело Замоскворечье глазами иностранца Стефанса: Мы проехали заставу и сразу увидели два больших православных монастыря, обнесенных высокими стенами, над которыми высились кроны могучих деревьнв. Мы ехали по широким, красивым улицам. Меня поразило обилие зелени и цветов ... Здесь же  ... возле каждого дома был палисадник и сад" (Стефанс Дж.Л. Записки из путешествия по России и Польше в 1835 году. М., 2018. С. 85-86).

Нанести все дворы XVIII века на карту довольно затруднительно. Сведения о дворах можно найти в Актовых книгах Москвы XVIII века, однако они дают мало информации о местоположении. Из самых ранних адресных книг Москвы можно использовать справочник за 1793 год, так как номерам домовладений соответствует план Москвы 1817 года. Однако большинство владельцев к этому времени уже поменялось.

 


Посмотреть всю карту

 

Мы имеем несколько документом, где перечислены владельцы-арендаторы земель Данилова и Донского монастырей.

 

ЦИАМ. Ф. 421. Оп. 1. Д. 37. Книга записи участков Донского монастыря, отданных в оброчное владение за 1692.

От монастырской служней слободы по Калужской дороге в город:

Двор стольника Михаила Петровича Беклемишева (был подьячего Сергея Друковцева), стольника Афанасия Ивановича Зиновьева, стольника Тихона Яковлевича Камынина, дьяка Григория Алексеева, певчего дьяка Ивана Васильевича По(л)винского, стольника Демиана Ивановича Рутина, Житного двора что у Колужских ворот подьячего Федора Кузьмина Суровцова, (дворы кадашевцев), двор Владимира Сербина, дьяка Григория Ивановича Посникова, подполковника  Василия Матвеевича Курбацкого, думного дворянина Петра Ивановича Потемкина.

От монастырских ворот по площадке.

Двор вдовы Вассы Федоровской жены Остафьева сына Кошурина, подьячего Прокофья Андреева Забелина, Петра Никитича Нелюбова.

От монастыря к Москве по Средней улице по левую сторону.

Два двора кадашевцев, двор вдовы Настасьи Ивановны Белозеровой (жена Никона Емельянова) и сына ее Василия, двор стряпчего Ивана Андреевича Извольского, подьячего Ивана Григорьевича Ларионова, путного ключника Андрея Григорьевича Аверкиева (фигурант следственного дела о нападении), мастера Данилы Семенова, (дворы кадашевцев).

Симаков переулок - Двор стольника Мирона Ивановича Золотарева.

От монастыря Среднею улицею по правую сторону.

Двор кадашевца, дьяка Федора Годовикова, дьяка Никифора Кудрявцева, двор Григория Моисеевича Белоусова, стольника Якова Ивановича Золотарева, подьячего Стефана Ивановича Посникова, стряпчего Козьмина Васильевича Соколовского, лекаря Андрея Хоритонова, подьячего Петра Иванова, (дворы кадашевцев).

К Москве по Шаболовской улице.

Двор подьячего Петра Порфильева, двор путного ключника Устина Федоровича Зеленого, дьяка Алексея Юдина, подьячего Якова Гаврилова, стольника Карпа Евсифьева Сытина, стольника Алексе Михайловича Враскова, (дворы кадашевцев), двор Михаила Анисимовича Озерова, стольника Никиты Андреевича Полтева, подьячего Михаила Иванова, путного ключника Потапа Лукича Чепелева (продал человеку князя И.Ю. Трубецкого), стольника и полковника Семена Трофимовича Огибалова, подьячего Алексея Логиновича Губарева, стольника Михаила Федоровича Арсеньева, двор пристава Тихона Ивановича Калины, двор стольника и полковника Данилы Артемьева.

В 1694 году в Симакове переулке упоминается двор капитана московских стрельцов Ивана Головина, продал Василию Калинину.

 

ЦИАМ. Ф. 421. Оп. 1. Д. 29а. - поручные и закладные записи Донского монастыря.

Лист 41 – стольник Иван Осипович Щербатов в 1697 году купил за 200 рублей землю под хоромное и дворовое строение, в межах: двор Ивана Васильевича Дашкова, двор Тихона Комынина.

Лист 42 об.  – упоминается двор князя Льва Осиповича Касаткина-Ростовского.

Лист 44 об. - В 1698 году вдова Татьяна Захарова в феврале месяце продала двор за Калужскими воротами священнику Архангельского собора в Кремле Гаврилу Евсееву за 70 рублей: изба двойня поземная, двое сеней на сенях чердак, в сенях два чулана, два крыльца, баня с предбанником, погреб в напогребичею, по улицу ворота об одном щиту, три прясла забору, от огорода решетка, 

Лист 48 об. – вдова дьяка Аверкия Кириллова Ирина Симоновна в мае 1698 году взяла дворовое место в подмонастырской оброчной слободе, что было за Парфеном Куприяновым, в межах: от монастыря подле двора подьячего Агея Гриогорьева, а с московской стороны подле двора пономаря Федора Ипатьева.

 

ЦИАМ. Ф. 421. Оп. 1. Д. 48 - книги купчих Донского монастыря.

Лист 13 - в 1700 году в декабре человек Т.Н. Стрешнева Федот Ефимов продавл хоромное свое строение стрельцу Ивану Матвеевичу Рычалову.

Лист 16 – на Калужской улице в 1700 году упоминается двор Михаила Матвеевича Оболенского.

 

РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 93. На земле Донского монастыря в 1713 году были дворы:

Стольника Камынина, Ивана Осиповича Щербатова, стольника Саввы Алексеевича Тимашева, стольника князя Михаила Матвеевича Оболенского, стольника Афанасия Ивановича Зиновьева, князя Бориса Петровича Львова, Евсея Ивановича Бахметева, дьяка Григория Посникова, подьячего Еремея Семеновича Хлебникова, подполковника Василия Матвеевича Курбацкого, стольника Алексея Федоровича Салтыкова, окольничего Петра Ивановича Потемкина, Петра Меркулова, Прокофья Андреевича Забелина, вдовы Николая Емельяновича Настасьи Ивановны Белозеровой, стольника Гаврилы Васильевича Норова, Ивана Прокофьевича Протопопова, дьяка Федора Андреевича Тверетинова детей его Прокофья и Александра, вдовы стольника Мирона Ивановича Дарьи Ивановны Золотаревой,  Дмитрия Ефимовича Неупокоя, стольника Якова Ивановича вдовы Анны Ивановны Золотаревой, сережанта Семена Коробова, вдовы князя Анны Васильевны Черкасской, стольника Ивана Михайловича Бобрищев-Пушкина, стольника Алексея Михайловича Враскова, стольника Михаила Федоровича Арсеньева, Ивана Матвеевича Рычалова.

 

РГАДА. Ф. 980. Оп.2. Д. 980, 1958. 1760-е гг.

В 1760-х гг. на земле Данилова монастыря. 

Территория включала местность между Коломенской ямской слободой  и Даниловым монастырем, границе служил нынешний Стремянной переулок и улица Щипок, на западе граница земель шла по Шаболовской дороге.

Помимо мелких дворов канцеляристов, подьячих, тяглецов московских слобод и других чинов, числились наиболее крупные и богатые (судя по арендной плате): двор жены графа Сергея Шереметева Настасьи Степановны, вдовы Прасковьи Ординой-Нащокиной, князей Михаила и Григория Ивановичей Шаховских (был за дьяком Иваном Козловым, стольником Богданом Писаревым  и Петром Бутурлиным), Афанасия Татищева, статского советника Ивана Познякова, гостя Логина Добрынина, комиссара Степана Вараксина, суконной фабрики содержателя Романа Журавлева, дьяка Никиты Павлова, коллежского асессора Кузьмы Матвеева, села Коломенского подьячего Кирилла Афонасьева, дворянина Никифора Озерова, стольника Луки Хитрово, канцеляриста Ивана Григорьева, советника Тимофея Тарбеева, асессора Прокофья Левашева, майора Ивана Бибикова, коллежского асессора Михаила Ларионова, флота капитан-лейтенанта князя Александра Никитича Прозоровского, подпоручика Никиты Вельяминова, жены капитана Петра Юшкова Любови Михайловны, полковника Сергея Нестерова жены его Акилины Ивановны, стольника Ивана Щепотьева, лекаря Фадея Тверетинова, флота унтер-лейтенанта Александра Самойлова, подьячего Василия Никоновича Белозерова, истопника Василия Меркулова.

В служней слободе Донского монастыря: 

Петра Меркулова, стольника Ивана Осиповича Щербатова (купил в 1697 году (ЦИАМ, ф. 421, оп.1, д. 29а, л.41), упоминается еще в 1713 году, а огородная земля князя Осипа Ивановича между Серпуховскими и Калужскими воротами, где сеяли хлеб, упоминается в 1668 году), обер-прокурора Синода Афанасия Ивановича Львова, комиссара Ивана Дурново, поручика Богдана Нелидова, поручика Юрия Ржевского, коллежского асессора Ивана Пущина.

Средняя улица от Донского монастыря по правую сторону. 

Бывшего прокурора Семена Раевского, ротмистра Ильи Луцкого, князя Василия Сонцова-Засекина, майора Ионы Прончищева.

По левую сторону находился двор князя Якова Никитича Кропоткина.

По Калужской дороге к Земляному городу.

Надворного советника Ивана Нарышкина, подполковника Василия Курбацкого, стольника Алексея Салтыкова, окольничего Петра Потемкина.

По Шаболовской дороге по левой стороне.

Вдовы княгини Анны Черкасской, стольника Алексея Враскова, майора Ивана Челищева, полковника Лариона Данилова.

 

РГАДА. Ф.1188. Оп.1. Д.135. 

В середине XVIII века на земле Данилова монастыря у Серпуховской дороги были: князей статского советника и президента Камор-Коллегии Михаила и коллежского советника Григория Ивановичей Шаховских (были за стольником Богданом Писаревым и Петром Бутурлиным), капитана Измайловского полка Александра Ивановича Нарышкина.

 

Если проанализировать документы, то будет видно, что некоторые владельцы (князь Иван Щербатов, гость Логин Добрынин) числились еще в конце XVII и в начале XVIII веков, а значит писались в 1760-х гг. по старинке. Многие обосновались в Серпуховской части давно, сюда можно отнести графа Головкина, дьяка Никиту Павлова. 

Показательно владение Васильевых. Их участок находился рядом с Павловкой больницей. Здесь в 1760-х гг. находились дворы жены секретаря Петра Федоровича Секиотова Марии Петровны (на месте казенного кирпичного завода) и ее двоюродного  брата юнкера Алексея Алексеевича Васильева. Он находился севернее Павловской больницы, у дороги ведущей к Ямкой слободе. Этот участок принадлежал еще их прадеду - обжигальщику Василию Иванову в 1684 году, а затем их деду - подьячему Федору Васильевичу. (Актовые книги. М., 1900. Том 7. С. 243, 340; Т. 9. С. 286, 298; Т.10. С. 135; Переписные книги города Москвы. [1737-1745 гг.]. Т., 2. М., 1881. Ст. 112) (РГАДА, ф. 1320, оп. 1, д. 811).

Рядом с Васильевыми находился двор вдовы полковника Андрея Федоровича Хрущева (казнен в 1740 году вместе с Волынским) Анны Александровны, дочери стольника Александра Семеновича Колтовского. Ей двор достался от матери Прасковьи Федоровны. Судя по всему обосновались Колтовские здесь также еще в конце XVII века (Актовые книги Москвы. Т.7. С. 123, 311; Т.8. С. 7). (РГАДА, ф. 1320, оп. 1, д. 811).

Есть ещё одна особенность: встречаются дворы представителей одной фамилии, а также близких родственников. Кроме князя Ивана Осиповича Щербатова, на берегу Москвы-реки против Симонова монастыря был двор его внука Сергея Осиповича. Этот двор перешел к дочери Елагиной Ольге Сергеевне, а от нее уже к Прасковье Алексеевне Соймоновой (Актовые книги Москвы. Т.12. С. 366).

Категория: Селения Южного округа. Из истории Южного округа | Добавил: marina (18.03.2021)
Просмотров: 209
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]