Среда, 27.10.2021, 00:37 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Селения Южного округа. Из истории Южного округа

Коломенское и его окрестности

Чусов Сергей Юрьевич

Село Коломенское и его окрестности

Село Коломенское - одно из древнейших селений на территории Москвы. Впервые в документах оно упоминается около 1339 г. в ду­ховной грамоте московского князя Ивана Калиты, передававшего его младшему сыну князю Андрею, но, согласно данным археологии, люди здесь селились и раньше, как минимум еще в XII-XIII вв. Причем, вероятно, в период XIV-XV вв. село находилось в районе церкви Вознесения-Передних ворот, где был обнаружен некрополь этого времени, и в связи со строительством здесь в начале XVI в. вели­кокняжеского дворцового комплекса было перенесено на нынешнее место. Уже тогда оно было крупным населенным пунктом, центром ок­руги, к которому "тянули" мелкие деревни [1].

Вторым крупным населенным пунктом вблизи Коломенского было село Дьяковское (Дьяково), впервые упоминаемое в духовной грамоте князя Владимира Андреевича Серпуховского около 1401-1402 гг. Тог­да он завещал его своей жене Елене Ольгердовне. С этого времени Дьяковское находилось в постоянном "опричном" владении княгинь. В его административную округу также входило несколько деревень. Существует ещё точка зрения, согласно которой в духовной грамоте князя Владимира Андреевича Храброго упомянуто другое село Дьяковское. Оно в ней упоминается вместе с селениями Медкино, Буболское и Бенитцкое, расположенными на реке Луже, так что, видимо, это село Дьяковское было расположено в этом же районе. Тогда, первое достоверное упоминание нашего села Дьяковского относится к 1447 г., к «Докончанию великого князя Василия Васильевича с князем Серпуховским и Боровским Василием Ярославичем». Как бы то ни было, в середине XV в. жена московского великого князя Василия Темного Мария Ярославна выменяла Дьяковское у своей тетки княгини Васили­сы. Первоначально она предполагала отдать село Рождественскому монастырю в Москве, в котором завещала себя похоронить. Однако позднее она изменила свое решение в пользу сына - будущего вели­кого князя Ивана III. Так Дьяково попало во владение московских великих князей и стало их вотчиной. По археологическим данным, село первоначально располагалось на южном склоне Голосова оврага, ныне частично занятом садами. Построенная в XVI в. в Дьяковском церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи была приходской цер­ковью также и для Коломенского, и на ее кладбище хоронили жителей обоих селений [2].

В XVI-XVIII в. Коломенское являлось центром дворцовой Коло­менской волости. В 70-е гг. XVII в. и в дальнейшем в нее входило помимо самого села 4 приселка (селения, имевших церковь): Дь­яковское, Сабурово, Борисово, Братеево и 9 деревень: Нагатино (Нагатинское), Новинки, Чертаново (Новое Заборье), Котел (будущая Нижние Котлы), Бесомыкино, "Беляева тож" (будущая Ближнее Беляе­во), Шипилово, Павлово (Курьяново), Батюнино, Максимово (Марь­ино). Крестьяне волости подвергались эксплуатации в различной форме: платили денежный оброк, обрабатывали "государеву десятин­ную пашню", делали "изделие" - проводили уборку территории царс­кого дворца, поставляли дрова, стройматериалы, а также доставляли на "государев обиход" продукты питания [3].

В 1646 г. в Коломенском было 52 крестьянских двора, в кото­рых проживало 105 чел. мужского пола, в Дьяковском - 22 двора и 35 чел. мужского пола. Кроме этого в обоих селениях проживали бо­были - "непашенные" крестьяне, не имевшие своей земли и жившие "из найму", а также причт здешних церквей. Причт находился на го­сударевом жаловании, которое было скудным и дополнялось, а порой и заменялось, предоставлением земельных угодий - пашни и сеноко­сов. Коломенские крестьяне были зажиточны, некоторые из них имели приемышей - зависимых работников [4].

Приблизительно с середины XVII в. в коломенском дворцовом хозяйстве заводятся сады и из тягловых крестьян выделяются госу­даревы садовники. Они обычно находились на государевом жаловании, в ряде случаев заменявшемся сдачей в пользование земельных уго­дий. Служба в садовниках, очевидно, была наследственной, их опыт и познания высоко ценились, поэтому попытка перейти из садовников в крестьяне строго пресекалась. В окрестностях Коломенского нас­читывалось до шести государевых садов. Первоначально они были за­ведены как "прогулочные", с цветниками, но затем их стали исполь­зовать для возделывания садово-огородных культур. Помимо различ­ных фруктов и ягод здесь разводили и овощи, в междурядье, и даже росли кедры. Сады требовали под свое развитие специальных усло­вий, которым отлично отвечал южный склон Голосова оврага, где размещалось Дьяково. Поэтому в 1662 г. село было перенесено на новое место расположения - вдоль Москвы-реки. Прежнее место было "пригорожено в Государев сад". Обычно сады находились рядом с церквями. За Казанской церковью был Казанский сад, за Вознесенс­кой - Вознесенский, через который проходил Голосов овраг. В Дь­яковском саду был пруд, Через Новый сад проходила дорога в Москву [5].

Садовники жили в отдельной садовой слободе, расположенной на юго-западе за Вознесенским садом (в 70-е гг. XVII в. - 13 дворов, в первой половине XVIII в. - 48 дворов), а также в Дьякове (в 70-е гг. XVII в. - 4 двора). Священнослужители в Коломенском жили за Казанским садом. Рядом с их поповской слободкой находились крестьянские дворы. До пожара 1781 г., в результате которого сгорело 62 крестьянских двора, село Коломенское было "поселением своим столько весьма беспорядочно, так что все дворы были в посе­де, а кучами и между ними наполнено сараями". Застройка села пос­ле пожара упорядочивается, намечаются прогулки, одинаковое строе­ние дворов и расположение огородов. Меняется и место поселения - по обе стороны от дороги, ведущей к дворцу. Село Дьяковское рас­полагалось по обе стороны улицы, вытянутой вдоль обрыва надпой­менной террасы Москвы-реки. Средний размер приусадебного участка составлял примерно полгектара. Дома были богато украшены пропиль­ными резными наличниками, подзорами, коньками. Во многих домах имелись изразцовые печи. В домашнем строительстве сел Коломенско­го и Дьяковского XVIII-XX вв. использовалась скобяная фурнитура (дверные ручки, замки, ключи, накладки дверные и проч.) деревян­ного коломенского дворца Алексея Михайловича, скупленная кресть­янами при разборке его во второй половине XVIII в. Помимо указан­ных категорий в Коломенском в специально отведенных местах, в т. ч. в так называемой Штатной слободе за Спасскими воротами, прожи­вал еще обслуживающий дворцы персонал: плотники, часовой мастер, конюхи, скотники, сторожа, а также приказчик (управитель) Коло­менской волости [6].

До второй половины XVIII в. крестьянские наделы были неболь­шими. Хлеба у дворцовых крестьян не хватало, и им приходилось почти каждый год брать ссуду из дворцовых запасов. Низкие урожаи на крестьянской пашне объяснялись неплодородием почвы, плохим ее удобрением, ручной техникой обработки. С целью увеличения рента­бельности полевого дворцового хозяйства в 1763 г. в Коломенской волости произошла передача крестьянам десятинной пашни за опреде­ленный оброк. В результате надел у коломенских крестьян на одну душу увеличился почти в 2 раза. Под влиянием запросов рынка во второй половине XVIII в. меняется характер земледелия коломенских крестьян. В Экономических примечаниях о них говорится: "Промыслы они имеют хлебопашеством, покосом, а более огородничеством и са­доводством". На своей пашенной земле, а особенно на заливных пой­менных участках - "заводях", ежегодно удобряемых наносным илом, крестьяне стали выращивать овощи и продавать их в Москве. Хорошо обеспечены коломенские крестьяне были скотом, что связано со зна­чительными дворцовыми подводными повинностями, а также необходи­мостью высокого удобрения почвы для огородничества. Для прокорма скота помимо своих покосов они арендовали дворцовые луга [7].

Дворцовые садовники имели своего старосту, который занимался сбором податей и следил за выполнением работ. Кроме старосты к Коломенским садам в 1717 г. был приставлен надзиратель. В его обязанности входило объезжать сады, следить за урожаем и за рабо­той садовников. Часть урожая шла на царский обиход, часть прода­валась. На обиход дворца поставлялись в основном овощи, заготов­ленные впрок, которые отправлялись в Москву и Петербург. Доставка в Петербург обходилась дорого, поэтому с 40-х годов XVIII в. кис­лая капуста и соленые огурцы стали чаще поступать в продажу. Этой продажей, в основном в Москве, занимались либо садовники, либо "садовничьи ученики". Объем работы у садовников был велик. Они возделывали землю, сажали и выращивали овощи, охраняли их, убира­ли, доставляли на торги или в хранилища. Садовники также были должны за свой счет вместо вымерзших и высохших деревьев высажи­вать новые. Поставки овощей были огромными, и садовники жалова­лись, что они не могут получить с дворцовых огородов такого коли­чества и им приходится докупать овощи у крестьян, "отчего прихо­дят они в конечное разорение". Все работы садовники выполняли своим инструментом, на своих же подводах возили навоз на садовую землю и воду для поливки овощей. В 30-40-е годы XVIII в. часть десятинной пашни была отдана садовникам под огороды. Затем, когда в 60-е годы дворцовая десятинная пашня была уничтожена, садовни­ков наделили пашенной землей. В конце XVIII в. садовники Садовой Слободы были переведены в крестьяне, а для работы в садах был набран новый штат садовников. Они уже не занимались выращиванием овощей, а только заботились о фруктовых садах, причем за это им платилось жалование и выделялись средства на покупку инструмен­тов, возку воды и посадку деревьев, а также служебные помещения для проживания [8].

В 1797 г. при образовании Удельного ведомства Коломенская дворцовая волость вошла в состав его Коломенского приказа с цент­ром в Нагатино. Само же село Коломенское частично оказалось в составе дворцовой Царицынской волости.

Еще с середины XVIII в. началось активное заселение Коло­менской волости старообрядцами. В результате уже в первой полови­не XIX в. в Коломенском они составляли до половины населения, в Садовой Слободе - приблизительно четверть, в близлежащих Новинках и Нагатине - около двух третей и около половины соответственно. В Коломенском и Новинках были старообрядческие молельни, и при них в разное время существовали училища, а в Коломенском и богадель­ня [9].

После отмены крепостного права в 1864 г. крестьяне Коломенс­кого и окрестных селений "вышли на волю", а сами селения оказа­лись в составе административной Нагатинской волости.

В этот период зерновые (рожь, овес) уже почти не высевались, их место заняли картофель и овощи, практически все выращивавшиеся на продажу. Крестьяне целиком перешли на однопольную систему зем­леделия, т.е. картофелем и овощами ежегодно засаживались все па­хотные поля, земля не "отдыхала". При такой эксплуатации она быстро истощалась, требуя удобрения. Крестьянам приходилось во­зить из Москвы различный навоз. Близость к Москве была удобной для крестьян, так как она позволяла им сделать две-три поездки в день. Немалая стоимость удобрения, однако, с избытком окупалась урожаем, поэтому самым выгодным занятием в свободное от полевых работ время считалась езда за навозом, чем крестьяне занимались всю зиму. Огородничество велось исключительно интенсивно. Для подготовки земли под посадку использовалась специальная огородная соха (плуги крестьянами не применялись), бывшая массивнее обыч­ной, с большим расстоянием от рамы до конца сошников и меньшим их наклоном к раме, что давало более глубокую вспашку. Капусту сажа­ли на грядках квадратами, при этом использовали специальные са­жальные колы. Дважды или трижды в лето устраивали прополку, для которой применялась модификация мотыги - полотик. Уборку проводи­ли в середине октября. Огурцы сажали по гребням, пропалывали так­же два-три раза,а собирали в июле - середине августа. Характерна была посадка на одном и том же месте в одном году двух культур - капусты после огурцов или огурцов в междурядьях капусты. Капусту квасили в дошниках - огромных кадках до 1500 пудов, врытых в зем­лю, и в небольших кадках (эта капуста считалась лучше и шла на личное потребление, в отличие от "дошниковой" - продажной), огур­цы солили в кадках, такая засолка была дорогой и доступной не всем крестьянам. В отличии от Коломенского, где садов не было, в хозяйстве Дьяково и Садовой Слободы, несмотря на заморозки и дру­гие препятствующие факторы, большую роль продолжали играть сады. Интенсивные и срочные садо- и овощеводческие работы не могли вы­полняться силами одной семьи, поэтому большинство хозяйств для ухода за растениями (поливки, прополки), уборки урожая и рубки капусты нанимали рабочих. Поденщиков брали на целое лето, что бы­ло выгодно для них и привлекало их сюда в великом множестве. В основном, это были женщины из близлежащих южных губерний, прихо­дившие в своих ярких местных костюмах. Следует отметить, что та­кому высокотоварному характеру хозяйства сопутствовало и расслое­ние крестьянства: в начале XX в. 4 % хозяйств продавали в 5,5 раз больше, чем 27 %, некоторые помимо сбыта продукции своего огорода проводили крупные закупочные операции, имели солидных оптовых по­купателей. В общей массе здешние крестьяне считались одними из самых зажиточных среди подмосковных. Крестьянские хозяйства были хорошо обеспечены лошадьми, коров же держало менее половины дво­ров. Помимо занятия сельским хозяйством некоторые семьи имели еще и промыслы. Правда, они были самые простые: мужчины в свободное время зимой возили лед, снег, песок, женщины же занимались таким необременительным делом, как намотка хлопчатобумажных нитей на катушки, некоторые делали соломенные шляпки [10].

До 1863 г. в Коломенском было училище Удельного ведомства, позднее здесь открыли земское училище и частную школу. В начале XX в. здесь были двухклассное училище Министерства Народного просвещения и земское училище. Здесь же, в Коломенском находилась земская больница, а в Садовой Слободе - ветеринарная лечебница [11].

При Советской власти крестьяне были объединены в колхозы: им. Дзержинского - в Дьякове, "Огородный гигант" - в Коломенском, "Красный огородник" - в Садовой Слободе. На базе коломенских дворцовых садов был организован совхоз [12].

В 1960 г. селения вошли в состав Москвы. Ныне от них практи­чески ничего не осталось.

Примечания

1. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.;Л., 1950. С. 8, 9; Беляев Л.А. Средневе­ковый некрополь Коломенского // Коломенское. Материалы и исследования. М., 1991. Вып. 2. С. 53-55, 57.

2. Варенов А.Б. Дьяково // История сел и деревень Подмос­ковья XIV-XX вв. М., 1992. Вып. 1. С. 80-81; Беляев Л.А. Указ. соч. С. 55; Печников М.В. Подмосковное Коломенское в XIV-XV веках – вотчина князей московского дома. // Коломенское. Материалы и исследования. М, 2004. Вып. 8. С. 22-24; Суздалев В.Е. Очерки истории Коломенского. М., 2002. С. 25.

3. Менро Д.Л. Коломенская дворцовая волость в середине 70-х годов XVII века // Коломенское. Материалы и исследова­ния. М., 1991. Вып. 1. С. 35-36, 40.

4. РГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 9809, л. 423-425; Варенов А.Б. Указ. соч. С. 81-82; Менро Д.Л. Указ. соч. С. 39.

5. Варенов А.Б. Указ. соч. С. 82-83; Новикова Н.В. Коломенс­кая  волость и крестьянское хозяйство в XVIII веке // Ко­ломенское.  Материалы и исследования. М., 1991. Вып. 1. С. 46-47, 55.

    6. Новикова Н.В. Указ. соч. С. 47, 48; Менро Д.Л. Указ. соч. С. 38, 43; 

    Варенов А.Б. Указ. соч. С. 83.

     7. Новикова Н.В. Указ. соч. С. 49-51.

     8. Там же. С. 55-58.

9. ЦИАМ, ф. 51, оп. 8, д. 124, л. 386 об.-480; ф. 364, оп. 1, д. 7977, л. 2 об.-3 об.; Лукина М.И. К проблеме изучения старообрядчества на территории древней дворцовой Коло­менской волости // Коломенское. Материалы и исследования. М., 1995. Вып. 6. С. 74; Сорок сороков. М., 1995. Т. 4. С. 346.

10. Глазунова О.Н. Хозяйственная специализация сел Коломенс­кое, Дьяково и Садовой Слободы во второй половине XIX-начале XX веков // Коломенское. Материалы и исследо­вания. М., 1991. Вып. 2. С. 59-65; Сборник статистичес­ких сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. М., 1877. Т. 1. Вып. 1. С. 99-105; М., 1882. Т. 7. Вып. 2. С. 267, 290; Московская губерния по местному обследованию 1898-1900 гг. М., 1904. Т. 1. Вып. 3. С. 61; Экономическо-статистический сборник. М., 1913. Вып. 7. С. 166-175.

11. Сборник статистических сведений ... М., 1884. Т. 9. Отд. 2. С. 720-721, 748; Памятная книжка Московской гу­бернии на 1912 год. М., 1911. Населенные местности Мос­ковской губернии. С. 42, 43.

     12. ЦГАМО, ф. 7121, оп. 1, д. 11, л. 65 (сообщено  Матвеевой В.И.); Московский уезд.

     Статистико-экономический сбор­ник. М., 1928. Вып. 1. С. 299, 372-373.

Категория: Селения Южного округа. Из истории Южного округа | Добавил: marina (23.04.2018)
Просмотров: 912
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]