Четверг, 24.08.2017, 00:25 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Разное

Кантата

 

КАНТАТА

ПАТЕТИЧЕСКАЯ    ИСТОРИЧЕСКАЯ

Трудам отряда добровольных помощников реставраторов

имени Петра Дмитриевича Барановского

посвящается

 

Пролог.

 

Над всей Россиею мела метель,

Дубы столетние под тяжестью качались,

Души не было видно и за тридевять земель,

И только крики: «Вы нам дайте !» раздавались.

 

А памятники-то гибли !

 

  1. Начало.

(работы в музее «Коломенское» 1987 г.)

(на мотив «Легенды расскажут» («Нам счастье досталось не с миру по нитке…»))

 

Узнавши с экрана, как женщин здесь мучат,

На помощь ребята все кинулись тучей,

Носилки таскали и стены крушили,

Легенды расскажут, какими мы были !

 

Нам камня досталось не много, не мало –

Возил Барановский и прятал в подвалы.

А мы этот камень по полкам разложим –

Никто, кроме нас, его там не положит.

 

У церкви в подклете работа кипела,

И у Павильона мы сделали дело.

Носили, кидали, возили, таскали –

За это в музее нам слили медали !

 

Родному музею всегда мы поможем –

Чего не попросит – мы многое сможем !

Не надо нам грамот – а, впрочем - давайте !

Читайте, завидуйте и помогайте !

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. У церкви Вознесения.

(Коломенское, 1990 г.)

(на мотив «Раскинулось море широко…»)

 

Раскинулся берег широко,

И церковь белеет вблизи.

Товарищ, ты роешь глубоко,

Фундамент, смотри, не снеси !

 

Лопатою машешь, и куча растёт,

Лишь уши торчат из раскопа.

Чего ты там ищешь, никто не поймёт –

Пусть думают – клад недалёко !

 

Ты уровень держишь, а сил уже нет,

И жажды сжигающий пламень,

Нашёл ты всего только трое монет,

А также родной белый камень.

 

Пусть тёмные силы нас злобно гнетут,

Ярятся, грозятся и воют.

Ребята с лопатами снова придут

И вновь белый камень отроют.

 

  1. Руина.

(Царицыно, 1989-1990 гг.)

(на мотив «Три танкиста»)

 

На пригорке сосны стали хмуро,

Камни с башни сброшены в пруды.

Круглый год ребята из патруля

Стерегут Руину от беды.

 

В старом парке сумрачно-ветвисто,

Между трав валяются суки.

В этот день решили альпинисты

На Руине вбить свои крюки.

 

Но в разведке тоже не дремали:

Собралися все, кто только мог.

И стеной вокруг Руины встали,

Молотки засунув за сапог.

 

Были парни вежливы, речисты,

Убеждали молча молотки.

И бежали с воплем альпинисты,

Потеряв галоши и портки.

 

Так стоят, назло врагам и бурям,

Защищая гордость всей страны,

Круглый год ребята из патруля,

У Отчизны верные сыны !

 

  1. Симонов монастырь.

(1988-начало 1990-х гг.)

 (на мотив «Однозвучно гремит колокольчик…»)

 

Что за крики летят из подвала ?

То приказ комиссар отдаёт:

«На носилки навалено мало.

Подымайтесь, и с песней вперёд !

 

Перекуривать нам ещё рано,

Рот закрой, шевелись, не зевай !

Что найдёте, не суйте в карманы,

Изразцы руководству сдавай !

 

Как под Трапезной кончим копаться,

Переходим в Сушило тотчас.

Кто задумает с нами связаться,

Тот подумает в следущий раз !

 

Мы работу исполним умело,

Нашей фирмой гордится страна,

И объявит поэтому смело

Телевиденье нас имена.

 

Мы кирпич натаскали до крыши,

И в подвалах покажется дно,

А потом, как голодные мыши,

Всё съедим, наблюдая кино.»

 

  1. Бульвар Покровский.

(резиденция МГО ВООПИК, 1988-начало 1990-х гг.)

(на мотив «На одесском на майдане…»)

 

На Покровском на бульваре шум и тарарам,

Все чинухи ВООПИКа лезут по углам,

Потому что в этот вечер на большой захват

Прибывает барановцев выездной отряд.

 

Сам Валерий Константиныч прячется в подвал,

Потому что комиссара в щёлку увидал.

Кабинет его захвачен, и из всех шкафов

Высыпаются журналы в тысячи мешков.

 

Кондрашов Андрей скрываться лезет на чердак,

Но от хитрых барановцев не уйти никак.

За пиджак его хватают, тащат без затей

И карманы набивают сотнями статей.

 

Запираются ляпковцы в зале от греха,

Но на части разлетелись двери от толчка.

Комиссар заходит тихо, грозный, как ОМОН,

Все объекты очень лихо отбирает он.

 

Телешовка покосилась, окна дребезжат,

По всем комнатам гуляет удалой отряд.

Оторвали все мандаты, и, наладив строй,

Отправляются ребята с песнею домой.

 

  1. Обобщающая. Заключающая.

(на мотив «Атланты» А. Городницкого)

 

Когда тебе взгрустнётся, ты дома не сиди,

В Царицыно, Коломенское, Симонов иди !

Там с верною лопатой и молотком в руках

Ребята реставрируют, забыв о всех делах.

 

Они тебя научат копать и нагружать,

Ты будешь неизменно культуру повышать.

И жить ещё надежде до той поры, пока

Отряд работы держит в натруженных руках !

Отряд работы держит в натруженных руках !

 

 

  1. Дмитров.

(Борисоглебский монастырь, начало 1990-х гг.)

(на мотив «Атас» группы «Любэ»)

 

Комиссар и Андрюха Яганов

В монастырь собралися с утра,

Комиссар и ребята с отряда

Пол скопать собралися до дна.

 

 Заколочены двери и окна
Не пройдёт сюда всякая шваль !

Бьёт песочный поток прямо в вёдра,

И за брёвнами виден подвал.

 

Сейчас ! Найдётся что-нибудь у нас !

Носите, мальчики ! Грузите, девочки !

Пускай работа славит нас !

Под сводом с надписью «Пегас» !

 

Дом Кропоткина – славное место,

Не работает там туалет,

Всякой дряни навалено тесно,

На стене висит батькин портрет.

 

Чай гоняем по пятому разу,

До музея дойти нету сил.

На валы заползаем не сразу,

И с валов вверх ногами летим.

 

Для нас! Раскрыты двери напоказ !

Идите, мальчики ! Смотрите, девочки !

Чтобы приехать ещё раз

Сбить надпись гордую «Пегас» !

 

  1. Коломна.

(Ново-Голутвин монастырь, начало 1990-х гг.)

(на мотив «Донской монастырь» А. Городницкого)

 

Есть в коломенском Кремле

Монастырь Голутвин,

Там монахини живут, лошади и куры.

Чтоб построить монастырь,

Надо силы много,

И поэтому с Москвы

Едет к ним подмога.

 

Мать-игуменья на труд

Всех благословляет,

Отец Никонович суть

Чётко излагает:

 

«Надо вместо тракторов

Рельсы взять и трубы,

Что – на плечи, что – в руках,

Остальное – в зубы !

 

Пусть старания идут

Быстро, нелениво,

После в трапезной вас ждут

Лапша и бродило.

 

А потом таскать, кидать

Туда и оттуда –

В общем, дальше сочинять

Вам работу буду !»

 

 

Отец Сергий из окна

Нам рукою машет:

«Хватит вам ! Чай пить пора !

Погуляйте также !»

 

С отцом Сергием всегда

Пить чаёк мы рады,

Он нас в тихих словесах

Учит жить, как надо:

 

«Надо вам себя смирить,

Гневу не даваться,

Не ругаться, мирно жить,

И не задаваться !»

 

Ночь настала на дворе,

Пол-отряда на стене,

Покоряет башни,

А в коломенском Кремле

Сладко спится на заре

Пилигримам нашим.

 

  1. Фаустово.
  2. (Краснохолмская Ново-Соловецкая Марчуговская пустынь, 1991 г.)

(на мотив «Колоколенка» Л. Сергеева)

 

На холме, на холмике

Стоят две церквушечки.

А вокруг церквушечек

Село да погост.

Там в селе том Фаустове,

У отца Романа-то

В деле реставрации

Неуклонный рост.

 

Там с Москвы ребятушки,

Удалые граждане,

Церковь очищают

От пыли веков.

Кирпичи, играючи,

Покидали в кучечки,

И лопатой машут

Все без дураков.

 

Там в церкви проводочку

Мастер Шурик тя-анет,

Чтоб горели лампочки

У святых отцов,

А на колоколенке

Сергий душу вкладывает,

И на плёнку пишется

Звон колоколов.

 

Тут в глубоком омуте,

Ряскою облеплены,

Плавают товарищи,

С холода дрожа.

С ласковой хозяюшкой,

За горячим супчиком,

Речь течёт неспешная,

Жизня хороша !

 

  1. Новый Иерусалим.

(Ново-Иерусалимский Воскресенский монастырь, начало 1990-х годов)

 

Как во Новеграде, во Ерусалиме,

Во честной обители, да в Воскресенской,

Во святом, да во великом том соборе,

Как святейший патриарх тут Никон просыпается,

Да очами гневными, да озирается:

«Что на нас то Божье попущение,

Православной веры поругание,

А велику храму разорение ?»

И ответствует ему дюжий молодец,

Во плечах широк, во словах хитёр:

«Исполать тебе, Никон-патриярх,

Сей честной обители ты, строителю,

А что храму-то разорение,

То от супостатов приключилося,

А что вере-то поругание,

То от наваждения, от властей мирских.

А призри на нас, Никон-патриарх,

Мы труды кладём тут нелёгкие,

Колокольню-то порасчистили,

Изразцы муравлены-то повынули,

Ей дышать теперь не в пример легко.

А в палатах-то полы посняли,

Да по мать-сыру землю пробились,

А у Гроба-то, у Господнева

Всё повымели-то, да порасчистили.

А в скиту твоём, Никон-патриарх,

Свет теперь горит, светит целу ночь,

Рукоделец тут не зазря сидел,

И за то ему от людей хвала !».

«А ответь ты мне, сыне любезной,

Кто ты есть таков, из каких краёв,

Кто с тобой труждал, дело делывал ?».

«А начальный я буду человек

Над ватагой удалой, да работничков,

Людей работных, Божьих страдничков.

А явились мы с граду стольного,

Ото всех концов, делу пособлять,

Делу пособлять, душу опасать.

А приветили нас жены чудные,

Сокол ясная да Эльвира-свет,

С ними муж учён Виктор, сын Петров,

Им за то от нас поясный поклон !

Ай, отец ты наш, Никон-патриарх,

Спи до дня Суда, не томись душой,

Охраним твою-то обитель мы,

Снова возродим, ты ж моли за нас !».

 

 

 

11. Кудиново.

(Покровская церковь, середина 1990-х гг.)

(на мотив «Прощальная комсомольская» («Дан приказ ему на запад…»))

 

Как в Кудиново попасть нам,

Знает каждый гражданин:

Поворачивайте влево,

Только вправо не ходи !

 

Командир тебе покажет,

Как поднять стотонный блок,

Погрузить его на санки

И тащить, сколь хватит ног.

 

Будешь ты копать лопатой,

Будешь школе помогать

И с экрана залихвато

Перед миром выступать.

 

Нагрузят на тебя брёвна,

Уронить их не моги !

Будет батюшка за чаем

Прочищать тебе мозги.

 

Коли будешь парень верный,

Подвезут тебя к Москве,

А не то огурки-сливы

Все потащишь на себе.

 

«Русь Державную» побольше

Ты всегда сюда вози,

А как плотно отлежится,

То назад её вези.

 

Красота и свежий воздух –

Вот что надо нам, друзья !

А без этого непросто,

Просто жить никак нельзя.

 

12. Дарна.

(Крестовоздвиженская церковь, середина 1990-х гг.)

(на мотив «Ах, Пьемонт, Пьемонт, видно, край ты панский…»)

 

Ах, Дарна, Дарна !

Ты у нас недаром,

У твоей церкви

Барановцы встали.

 

Всю землю скопать

Нету сил солдатам,

Значит, помогать

Надо им ребятам.

 

Ах, Дарна, Дарна !

Как закон сменился ?

Здесь в твоей церкви

Командир крестился.

 

Колокольный звон

Душу растревожит.

Вот уже 100 лет.

Чем теперь поможем ?

 

Будешь вспоминать,

Как бывал когда-то,

Да твоя стоять

Будет здесь лопата.

13. Барвиха.

(Церковь Рождества Христова, середина 1990-х гг.)

(На мотив «Московские бани» («В нашей жизни и тёмной, и странной…»))

 

 

В нашей жизни, и трудной, и странной

Всё ж имеется светлая грань.

Это с Геною в день постоянный

Посещенье барвихинских бань.

 

Есть такая вот баня в Барвихе,

Пакибытия ныне она.

Здесь под боком у Ельцина Бори

Возрождается церковь сполна.

 

Спасается барановцами,

А не холуями кремлёвскими,

Снова-заново воздвигается,

Возрождается церковь сполна.

 

Для ребят то привычное дело,

Но хозяевам это внови,

Как работают люди умело,

Получать не желая рубли.

 

Хоть кирпичики, хоть носилочки –

Лишь бы были здоровье и силы.

Всё получится – приглашайте лишь,

И пойдёт у вас дело тогда.

Всё получится – приглашайте лишь,

И пойдёт у вас дело тогда.

 

 

14. Дьяково.

(музей «Коломенское», 1987, 1995 гг.)

(на мотив «Брала русская бригада…»)

 

Раз у церкви во Дьяково

Гена митинг увидал,

Разогнал он «памятистов»

И кулак им показал.

 

И решили «памятисты»:

«Хватит языком болтать,

Мы надгробья на кладбище

Будем лучше подымать.»

 

 

И позвали барановцев,

Опустилися в овраг,

Ухватились за надгробье,

Потащили так и сяк.

 

Два надгробия подняли,

Положили языки,

И сказали; «Вы, ребята,

От народа далеки !

 

Так бросайте это дело,

С нами двинемся в народ

Пробуждать его сознанье,

«Память» Родину спасёт !»

 

Отвечали барановцы:

«Знать, у вас кишка слаба !

Мы таких поднимем десять,

Вы ж подняли два едва.

 

С вами нам не по дороге,

Наше дело – труд и труд.»

В общем, больше «памятистов»

Не видали люди тут.

Не видали люди тут.

Не видали люди тут.

 

15. Опять Новый Иерусалим.

(Воскресенский монастырь и окрестности, середина 1990-х гг.)

(на мотив «Вдоль да по речке…»)

 

Вдоль да по речке, вдоль да по широкой,

То не селезень плывёт,

Вдоль да по Истре, вдоль да по струистой,

Командир вперёд гребёт.

Машет руками, дрыгает ногами,

Трудовой заплыв идёт.

 

Снег по колено, иней на стенах,

Монастырь команду ждёт.

После работы, для смытья пота

В воду прыгает народ.

 

После тасканья, мусорсбиранья

Баня жаркая нас ждёт.

Что храм, что мельница –

Всё нам безделица,

Раздвигаем носом лёд.

 

 

16. Хор.

(выступления академического хора МИСиС, 1995-1996 гг.)

 

«Аве Мария» под сводом несётся,

Аве Мария, Аве Мария !

Хор выступает, хор из МИСиСа,

Дружно вступают тут барановцы.

 

Знают в Дарне, знают в Ерусалиме,

Как выступают тут барановцы.

Чай попивают, песни спивают,

Будет культура всё выше и выше.

 

Вместо Парижа, Лондона вместо

В этой забытой Богом глубинке

Хор выступает, хор из МИСиСа,

Точно вступают басы-барановцы.

 

17. Замогильная.

(1993-1994 гг.)

(на мотив «До свиданья, Москва» («На трибунах становится тише…»))

 

Потерял В. Баженов могилу

И не может никак отыскать.

Для открытья народной святыни

Едет в Глазово мощная рать.

 

Закопались ребятушки в сено,

Чтобы дождик их там не мочил.

Всё исполнено будет мгновенно,

На что ранее не было сил.

 

Замесили бетон,

Положили каменье –

Будет память всегда,

Не исчезнет отныне она.

 

Барановскому чтоб услужити,

Камень тяжкий влекут молодцы,

На дьяковские кручи взойтити

Можно запросто сбросить концы.

 

Не опишешь всего и в поэме,

Но умение всё возмогло:

И надгробье как будто взлетело

И на место у церкви легло.

 

Совершён подвиг был,

Ермолаич по гроб благодарен.

Будем память хранить,

Не прервётся столетий нить.

 

 

 

 

 

18. Церковь Покрова в Остожье.

(Москва, середина 1990-х гг.)

(на мотив «Этот случай был в городе Риме…»)

 

Это было на церкви в Остожье,

Там работал удалый отряд,

От различных строений безбожных

Очищал все участки подряд.

 

Были сломаны стены в подвале,

Разнесёны хибары в дворе,

От пеньков только ямки остались,

Всякий мусор горит на костре.

 

Здесь не зря собирались ребята,

И не зря вёл их в бой командир,

Помахавши ломом и лопатой,

Все спешили скорее на пир.

 

Герман знал, чем команду привадить,

Он заказывал маме обед.

Кто однажды обед тот отведал,

Оставался ломать хоть сто лет.

 

По три порции брали трудяги,

Самовар выдували зараз,

Зря пытались потом бедолаги

Унести свой живот каждый раз.

 

И когда они ломом махали

И таскали носилки вдвоём,

Сами тайно слюной истекали

И махали во рту языком.

 

Вот за эту любовь и за ласку

Полюбил наш Остожье отряд,

Возрождает он дивную сказку,

Руки чешутся, глазки горят.

 

 

Граждане ! Лучше спасать памятники,

Чем балдеть и выпивать !

 

 

 

 

 

 

19. О многом.

(на мотив «Позарастали стёжки-дорожки…»)

 

Не зарастают стёжки-дорожки,

Где проходили Генины ножки,

Не прорастают мохом-травою,

Где мы бывали, Гена, с тобою.

 

Где мы бывали, Гена лишь знает,

Мы же, порою, позабывали.

Столько объектов – страшная сила !

Только не все их память хранила.

 

Что ж, мы бывали – значит, остались

Наши отметки, где мы труждались,

Значит, и наша лепта хранится,

Значит, мы сможем вдруг возвратиться.

 

Многое было, многое будет,

Что ожидает нас, кто скажет, люди ?

Знаем, что только будем трудиться,

Можно на нас всегда положиться.

Знаем, что только будем трудиться,

Можно на нас всегда положиться.

 

 

 

 

Категория: Разное | Добавил: marina (02.11.2016)
Просмотров: 65
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]