Пятница, 22.10.2021, 06:48 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Материалы по истории Южного округа

Дело о Семене Стрешневе и чародее Симоне Данилове

РГАДА, ф. 6, опись 1, дело 3.

 

Семен Стрешнев! В нынешнем во 1647 году июля 18 день на государеве стану в селе Коломенском в приказе Большого дворца боярину и дворецкому князю Алексею Михайловичу Львову да дьяку Давыду Дерябину села Коломенского приказной человек Иван Аминев извещал, что в селе Коломенском живет крестьянин Симонка Данилов, а приезжают по него всякие люди, а куда его возят и для чего, того он не ведает.

И того ж дня в селе Коломенском тот Симонка сыскан и роспрашиван, а в расспросе перед боярином и дворецким перед князем Алексеем Михайловичем Львовым да дьяком перед Давыдом Дерябиным винился, а сказал, что он Симонка и жена иво Оринка многое ведовство и шептанье и чародейства и ворожбу делали во многих домах, и у  тебя Семена ведовством своим и шептаньем и кореньем лечил людей твоих Сережку Немчинова да Мишку Трубача от падучие болезни да псарских ребят, да в твоей ж Семеновой подмосковной вотчине в деревне на Черной Грязи лечил лошади и из конюшни дьявола выгонял травами и кореньем ворожбою с наговоры, и в воду положа коренья и травы приговаривали многие свои ведовские слова, и воду крестили своею рукою по трижды и кореньем и травами тех твоих людей окуривали и водою окачивали и спрыскивали.

И про ту-де лечбу ты Семен ведал и в те поры сам тут был.

Да в нынешнем же во 1647 году в разных числах в приказе сыскных дел перед боярином князем Алексеем Никитичем Трубецким да перед боярином же и оружничим перед Григорием Гавриловичем Пушкиным да перед думным дьяком Федором Елизаровым тот же крестьянин Симонко Данилов в расспросе и с пыток говорил, что он Симонко у тебя Семена лечил людей твоих Сережку Трубача да псарских ребят, да в подмосковной твоей вотчине на Черной Грязи лечил же и дьяволов выгонял своим ведовством при тебе Семене, и на московской двор к тебе Семену ходил и в деревню на Черную Грязь приезживал и прихаживал по часту, и жена его Оринка у тебя Семена и жены твоей бывала ж, да в селе-де Коломенском он Симонко у тебя Семена бывал же и ты Семен его Симонка и вином паивал, а учал-де он Симонко к тебе на двор ходить и с тобою Семеном знатца с тех мест как он человека твоего Сережку лечил тому ныне осьмой год.

А Симонки Данилова жена Оринка с детьми с Егупком да с Гришкою да с Микиткою в расспросе ж и с пытки сказали, что Оринкин муж, а их отец Симонко Данилов у тебя Семена людей и лошадей с приговорами и шептаньем травами и кореньем лечил, и у тебя Семена на московском дворе и в подмосковной вотчине в деревне на Черной Грязи бывал по часту, и ночовывал ночи по две и по три, да Симонки ж жена его Оринка в расспросе ж и с пыток говорила, что ты Семен и жена твоя Марья присылали к ним в село Коломенское людей своих Мишку Татарина Серебреника да Сережку Немчинова, чтоб они Симонко и жена его Оринка приворотили королевича.

А твой Семен человек Сережка Немчинов в расспросе и с пыток сказал, тому-де лет с восьм была у него падучая болезнь, и от той болезни лечил его Сережку крестьянин Симонко Данилов, нашептав травы и зжогши, окуривал и в уши дул, и на твоем Семенове московском дворе у него Сережки и в деревне на Черной Грязи тот Симонко бывал, а про тое-де лечбу ты Семен ведал же. И ты Семен то все делал преступя государево крестное целование и забыв Бога и его государскую премногую к тебе милость, был ты при его государеве милости в ближних людях и пожалован кравчим с путем свыше своей меры, чего был ты и не достоин, которые бывали  и великее тебя господа в кравчих и такою честию путем были не пожалованы, а ты Семен преступя государево крестное целованье, забыв Бога  и его государскую премногую к себе милость  с такими злыми ведунами с Симонком Даниловым да с женою его с Оринкою знался, и многие годы, и на московский твой двор и в подмосковную деревню к тебе приезживал и в селе Коломенском тот Симонко у тебя бывал многожды, а государево пришествие в село Коломенское бывает по часту, и ты Семен государева здоровья не остерегал и государю про таких злых ведунов не известил, и сам с ними знался многие годы и по ся место их укрывал.

А ты Семен и сам при государе и при боярах такое слово говаривал, кто с ведунами знаетца и тот-де достоин смерти, и то ты Семен говаривал воровски лестью, забыв его государево крестное целованье, а ныне то сыскалось подлинно, что ты с такими злыми ведунам знался сам многие годы.

И государь князь Алексей Михайлович Всея Руси с бояры, слушав сех расспросных и пыточных речей, и приговорили бояре за то твое воровство тебе Семену учинить жестокое наказанье и сослать в даль сибирские города в тюрьму. И государь и великий князь Алексей Михайлович всея Руси милость положил, пожаловал тебе, наказанья жестокого тебе Семену учинить и в дальние сибирские города в тюрьму сослать не велел, а велел тебя Семена послать на Вологду и быть на князь Иваново месте Черкасского.

И Семен Стрешнев, выслушав сказки, поклонился в землю, а молвил, на государской-де милость челом бью, что государь пожаловал жестокого наказанья учинить и в дальние сибирские города в тюрьму сослать его не велел, и говорил, в том-де волен Бог да государь, стражу-де и гнев государский приимаю за свое согрешенье к Богу, а милости у государя прошу, чтоб-де государь пожаловал велел быть в Бакове  деревне хотя и за приставом, а с такое-де государево дело его Семена не будет, что-де он человек молодой у государевых дел нигде не бывал, и чтоб-де государеву делу его простотою какая поруха не учинилась.

 

***********************************************************************************

 

В приказе сыскных дел перед боярином перед князем Алексеем Никитичем Трубецким да перед боярином же и оружничим перед Григорием Гавриловичем Пушкиным да перед думным дьяком Федором Елизаровым села Коломенского крестьянина Симонка Данилова и жену его Оринку и детей их роспрашивали, … людей портили или кого именем людей приворачивали … и такой своей ворожбе кого они учили ль и те их приговоры учал у них кто … и траву и коренья кому они давали ль … на московском дворе и подмосковной вотчине в деревне на Черной Грязи многожды ль бывал и Семен у них те приговоры списывал ль и коренья и траву у них имывал ль и к иным к кому на дворы хаживали ль, их той своей ворожбе учивали ль и коренья и траву им дадывали ль и в воду Симонка хаживал ли …

… Симонко Данилов … сказал, что он заговорам учился как он был в донских казаках тому лет с десять, а учил-де его тем заговорам донской казак Дружинка Белов, и тот-де Дружинка умер, и положа-де в воду коренья и травы матул и (папоротник) он Симонка призывал всех святых же приговаривал зори орлы и вороны и рыбы и звери и воду крестил своею рукою по трижды и говорил по трижды аминь, а кореньем-де и травами окуривали тех людей, которых лечили  и водою по хоромам прыскал, чтобы черти бегали. Да он же Симонко у Семена Лукьяновича Стрешнева излечил людей его Сережку Немчинова да Мишку Трубача Сапожника да псарского сына маленького, а как того псаря зовут того он не ведает, да в вотчине его на Черной Грязи лошадей … (и учал знатца) де он с Семеном Лукьяновичем тому с пять лет, и на двор к нему на Москве ходил и в деревню на Черную Грязь приезживал и прихаживал по часту и жена его Оринка, а в воду-де он Симонко не ходил и никто у него той его ворожбе не учивался, а жена-де его Симанкова той ворожбе лечбе шептанию и наговору знает же, а учил-де ее тому он Симонко, а детей же своих он Симонко Егупка да Гришку да Микитку своему наговору их не учивал и того они ничего не знают и не делывали, а людей никого он Симонко  и жена его не порчивали  и не приворачивали, и в воду он Симонко не хаживал и того они не знают.

А Симонкова жена Данилова Оринка Семенова дочь в расспросе сказала, что она тое ж лечбу и шептанье с наговоры знает ж что муж ее Симонка умеет, а учил-де ее тому всему наговору муж ее Симонка, и с тем своим шептаньем с наговоры она Оринка лечила малых детей травою папаратом, а приговаривала и призывала на помощь всех святых, и наговоря тое траву в воду кладывала и положа в воду по трижды своею рукою крестила, а говорила аминь по трижды. Да у нее ж-де у Оринки есть от грыжи да от ворогуши да от черной немочи и от иных болезней травы бел цветок да девесил. Да по ее ж-де Оринку в село Коломенское приезжал Семена Лукьяновича Стрешнева человек Мишка Татарин Серебреник, а приезжал-де он Мишка … что прислала-де его Мишку Семена Лукьяновича жена Марья Олексеевна для того, чтоб ей Орюнке приворотить королевича, чтоб он женился на государыне царевне Ирине Михайловне, и она-де отказала, что ее столько не будет, а как-де тот человек Мишка к ней Оринке приезжал и мужа-де ее Симонка в те поры дома не было, а был на Москве, а как он с Москвы приехал и она-де мужу своему про то сказывала.

И того ж дни крестьянин Симонко Данилов привожен к пытке и пытан и зжен, а с пытки говорил прежние свои речи, что он людей и лошадей лечил, и никого-де людей не порчивал и не приворачивал, и никого той своей ворожбе не учивал и в воду не хаживал.

И Симонкова жена Данилова Оринка пытана, а с пытки говорила прежние свои речи, что в расспросе сказала. Да Оринка сказала, что дети ее Егупка да Гришка да Микитка тому их шептанью и наговору не учивались.

И Симонка Данилова Большой сын Егупко у пытки роспрашиван и пытан, а с пытки сказал, Семен-де Лукьянович Стрешнев присылывал по отца его Симанка и отец-де его к нему Семену Лукьяновичу езживал к Москве на двор и в подмосковную его вотчину на Черную Грязь по часту и начовывал ночи по две по три, а лечивал у него лошадей, а людей-де отец его у него лечил ли или нет, того он не ведает, потому что он-де Егупко у Семена Лукьяновича  с отцом своим не бывал.

А Симонка ж середний сын Гришка у пытки роспрашиван же, а в расспросе сказал, что отец его Симонко и мять его Оринка приговорами и шептаньем травами и кореньем людей лечат, а что приговаривают, того он не ведает, и отец-де его Симанко у Семена Лукьяновича Стрешнева бывал многажды и лечил людей и лошадей и мать-де его Оринка у него ж Семена Лукьяновича бывала в деревне на Черной Грязи и на Москве бывала.

А Симанка ж Данилова меньшой сын Микитка у пытки ж роспрашиван, а в расспросе сказал, отец-де его Симанко Семена Лукьяновича Стрешнева в деревне лечил лошадей, а он де Микитка в те поры был с отцом своим, а Семен Лукьянович в те поры был тут же в деревне.

 

Категория: Материалы по истории Южного округа | Добавил: marina (25.08.2021)
Просмотров: 98
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]