Среда, 19.09.2018, 01:08 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Разное

Чусов С.Ю. Записки добровольца. Часть 6. Симонов монастырь

Чусов С.Ю. Записки добровольца. Часть 6

Симонов монастырь

 

В части 5 своих «Записок» (Чусов С.Ю. Записки добровольца. Часть 5) я начал рассказывать о работах отряда им. П.Д. Барановского в Симоновом монастыре, которые мы стали вести там, начиная с 1996 года. В монастыре тогда, как и сейчас, находилось Патриаршее подворье и существовала церковная община глухих и слабослышащих. Действующим был единственный сохранившийся до нашего времени храм монастыря – церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери с монастырской Трапезной, вернее, даже двумя трапезными: XVII и XIX века, входившими в состав одного общего здания. Община занимала почти целиком это здание, за исключением подвалов, где трудились арендаторы – обособившиеся в разные фирмы остатки некогда единого «Росмонументискусства». Помимо этого община использовала часть помещений Казначейского корпуса да в монастырских башнях и находившихся на территории монастыря ангарах хранила своё имущество. Остальные помещения монастыря: как я уже сказал, подвалы Трапезной, остальные помещения Казначейского корпуса, Сушило, Старую трапезную, некоторые ангары и проч. занимали арендаторы.

В 1998-1999 годах значительную, можно сказать, основную часть наших «уличных» работ в монастыре составляли освобождение от содержимого и демонтаж мощного складского сооружения, находившегося напротив западного фасада Трапезной (палат царя Фёдора Алексеевича). Внутри же Трапезной в 1999 году мы выполняли крайне ответственную работу. Дело в том, что её северная половина была отгорожена и служила хранилищем для разного имущества, а также гор всякой макулатуры (на это больно было смотреть, учитывая, что в начале 1990-х годов здесь был проведён комплекс работ по приспособлению Трапезной под выставочный зал, и помещение было полностью отремонтировано и подготовлено для этого). Это скопление макулатуры служило прекрасным туалетом для местных кошек, поэтому запах был соответствующий. Мы занялись расчисткой этого помещения с выбросом в мусор его содержимого. Объём работ был большой, но нам помогло то, что, когда арендаторы увидели, что мы всё выбрасываем оттуда, сразу нашлись хозяева лежащего там имущества, которые его и забрали. Проведённая нами работа поспособствовала приспособлению затем Трапезной под церковное помещение.

После смерти Гены Салахетдинова в сентябре 1999 года мне в сложившейся ситуации пришлось взять на себя руководство отрядом и проводимыми им работами. Собственно говоря, эти работы, исходя из моих возможностей, быстро сократились до работ только в Симоновом монастыре, правда, еженедельный их характер по субботам сохранился.

В тот период в монастыре существовал музей, посвящённый истории Симонова монастыря. Находился он в палатах царя Фёдора Алексеевича, руководила им Алла Викторовна Кутищева. У нас с музеем установились дружественные отношения. Мы передали туда свою коллекцию изразцов, кирпичей и керамики, образовавшуюся у нас в результате работ в Симоновом монастыре в прежние годы. В музее мы отмечали свои дни рождения, разные юбилеи, дни рождения отряда, постоянно с ним взаимодействовали по разным направлениям. Так продолжалось до апреля 2002 года, когда церковное руководство сочло нецелесообразным существование на своей территории непрофильной организации, и музей был ликвидирован, вынужден покинуть помещения, а большинство своих экспонатов передать в музей архитектуры им. Щусева и другие подобные организации.

Основной нашей работой в то время была очистка территории монастыря от захламления всяким остававшимся от былых времён мусором, но в 2002 году в Симоновом монастыре возобновились реставрационные работы. Сюда пришла бригада реставраторов под руководством Улдиса Адольфовича Дзелме, с которым мы работали в 1980-е-начале 1990-х годов. Улдис Адольфович привлёк нас в помощь к этим работам. Реставрировали нижние и верхние приделы Тихвинской церкви. Мы делали самые разные работы: закладывали шурфы, вывозили строительный мусор, завозили песок и кирпич, раскапывали стенки склепов захоронений, находившихся в приделах. Особо интересной была расчистка склепа Мусиных-Пушкиных в Валентиновском приделе, где был даже найден гроб. Участвовали в проведении реставрационных работ в палатах царя Фёдора Алексеевича и других работах в помощь реставраторам. В 2004 г. по случаю 625-летия Симонова монастыря члены отряда были награждены патриаршей грамотой и почётными монастырскими грамотами, а также монастырским благословением.

В 2005 году отряд продолжил работы в Тихвинской церкви, Трапезной, Новой трапезной и палатах царя Фёдора Алексеевича, в здании Южных ворот, а также по благоустройству территории монастыря. При работах в Солевой башне, где хранилось монастырское имущество, произошло знаменательное событие: при раскопках фундаментов внутри башни были обнаружены закопанные надгробия из некрополя Симонова монастыря, куда их свезли в 1930-е годы при ликвидации некрополя. Началась длительная эпопея по выкапыванию надгробий и извлечению их из Солевой башни наружу. Ныне эти надгробия установлены вдоль забора монастыря, образуя, так сказать, новый условный некрополь.

Будет ещё продолжение о работах после 2007 г.

Надо сказать, что, начиная с 2000-х годов, Симонов монастырь оказался, по сути, одним из немногих, если не единственным, московским добровольческим объектом, на котором проводились постоянные работы по выходным. Поэтому, помимо наших барановских кадров, сюда стали ходить и старые симоновцы, которые работали здесь ещё в 1980-е годы, и наши товарищи с «Рождественки» и отряда «Белозерск», искавшие себе трудового применения, и контингент Павла Дейнеки. Приходили и новые люди. Кто-то задерживался надолго, кто-то – на время. Количество приходивших тоже то возрастало, то стабилизировалось на уровне 5-8 человек за раз. В последние годы работ в Симоновом монастыре (2010-е годы) так сказать «кадровый» состав симоновского отряда составлял 11 человек.

Следует отметить, что наши отношения с руководством церковной общины Симонова монастыря – нашими работодателями всегда были хорошими, они заинтересованно и с пониманием относились к нашей деятельности, в любых условиях постоянной ремонтно-реставрационной деятельности предоставляли нам место для переодевания, кормили сытными обедами, частенько поощряли наших товарищей.

К сожалению, с весны 2015 года по не зависящим от нас причинам наши работы в Симоновом монастыре прекратились, или, как мы надеемся, временно приостановились.

 

Андрей Зубахин. Светлая память

4 марта 2018 г. умер Андрей Николаевич Зубахин – один из активных участников работ в Симоновом монастыре в 2009-2015 годах, входивший, так сказать, в «кадровый» состав Симоновского отряда добровольных помощников реставраторов.

Андрей пришёл в Симонов монастырь в сентябре 2009 г. с подачи нашего товарища, ветерана Добровольческого движения Станислава Ивановича Пушкова. До этого он много лет ещё трудился с товариществом «Рождественка» и был активным участником их деятельности. Андрей был сотрудником Исторического музея и, помимо этого, подрабатывал ещё стрельцом. Военная составляющая чувствовалась в его характере, для меня он вообще олицетворял всё воинское сословие России. До сих пор в памяти звучит его призыв, которым он собирал нас помолиться перед трапезой после работ в Симоновом монастыре: «На молитву становись!». Осталась память о совместных трудах, о его приглашениях на спектакли, просто о почти еженедельном общении с хорошим человеком. В своё время он ухаживал за могилой бывшего директора Исторического музея кн. Н.С. Щербатова в Новодевичем монастыре, и мы решили продолжить эту добрую традицию.

Вечная тебе благодарная память и низкий поклон от всех нас, Андрей Николаевич !

Категория: Разное | Добавил: marina (15.09.2018)
Просмотров: 5
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]