Пятница, 15.12.2017, 19:03 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Разное

Чусов С.Ю. Воспоминания о Царицыне 20-ти летней давности

 

 Плотно знакомством с Царицыно и изучением его истории я занялся с конца 1986 года, когда начал работать в Царицынском отряде добровольных помощников реставраторов при МГО ВООПИК. Поэтому с этого времени и начинаются мои воспоминания о Царицыне.
   В доме № 15 по Воздушной улице ("дача Ольгиных") до апрельского пожара 1989 года находились бытовки советских реставраторов и база добровольцев (с 1987 года), а затем лет 15, до его сноса, располагался эколого-культурный центр "Царицыно". Об этом доме и его истории подробно написано в наших статьях: 
"Дача Ольгиных" и "Памяти дома № 15". Рядом с ним до последнего сохранялись еще два дома: № 11 и № 13. В доме № 13 в 1990-х - начале 2000-х годов жили музейный сторож с женой, потом этот дом взяла близлежащая озеленительная фирма "Флора-сказ", там жили некоторые ее работники.  В доме № 11 находились в конце 1980-х годов бытовки реставраторов (зимой 1987 года мы пили там чай на втором этаже после добровольческих работ), потом музей "Царицыно" использовал его в своих административно-хозяйственных целях. Первый этаж этого дома представлял собой остаток бывшей царицынской оранжереи, но при реконструкции Царицына его все равно безжалостно снесли. На месте этих домов теперь новопостроенные оранжереи на старых фундаментах. Дома № 11 и № 15 стояли на госохране как памятники истории: № 11 как дача историка И.Е. Забелина, а дом № 15 как дача Езучевского, которую хотел купить Чехов (поэтому в народе его называли "домик Чехова"). В этом была заслуга Игоря Николаевича Сергеева, который таким образом продлил им жизнь лет на двадцать. Потом выяснилось, что на самом деле дача Езучевского и дача Забелина находились в других местах Царицына, и оба домика с госохраны сняли. Были попытки их перерегистрировать: № 15 как дачу артистов Ольгиных, а № 11 как остатки царицынских оранжерей, и оба как образцы дачной архитектуры, но дело, вроде бы, так до конца и не довели. К тому же, впоследствии это встретило сопротивление музея. В деле постановки на госохрану этих домов следует отметить большой труд краеведа Валентины Ивановны Матвеевой, много работавшей для этого в архивах и воссоздавшей их историю.
   Рядом с домом № 11 в сторону дворцов находились обгорелые развалины, видимо, Дома садовника (бывшего здания райсуда), фундамент еще одного дома, но они были за глухим забором и почти не видны. А на противоположной стороне Воздушной улицы до самого сноса при реконструкции Царицына, за забором, находилась группа жилых домов, правда, постепенно выгоравших. Среди этих домов был дом № 4 - дача С.Г. Смирнова, стоявшая на Госохране (подробнее о доме и его владельцах - в книгах И. Н. Сергеева). Один раз я был там в гостях у владелицы этого дома. С этим связана интересная история. В свое время И.Н. Сергеев писал, что в Царицыне жил на даче историк Ключевский, и к нему приезжал туда Ф. Шаляпин. Потом выяснилось, что дача у Ключевского была совсем в другом месте, по Ярославской дороге, и, соответственно, Шаляпин приезжал на нее. Однако хозяйка рассказывала, что у нее есть старинная фотография - снимок группы людей на веранде их дома, и среди этих людей был Ключевский.
   Еще группа домов  была за Оранжерейным мостом в овраге. Их разобрали в начале 2000-х годов. А выше по склону оврага был дом, в конце 1980-х годов принадлежавший Красногвардейскому отделению общества охраны природы. Он сгорел в начале 1990-х. Вокруг него был прекрасный яблоневый сад ( потом там было поле  для пейнтбола). Его вырубили при реконструкции Царицына. Напротив, через улицу Еготьевский тупик, до сих пор за забором стоят остатки жилого дома, который сожгли при наличии хозяйки также при реконструкции Царицына. Возле Оранжерейного моста была водонапорная колонка. Ее как раз снесли при тушении пожара в доме охраны природы пожарные машины (причем одна машина свалилась в овраг). Еще одна колонка была в конце 80-х годов возле дома № 22, там же проходили трубы, из которых заправлялись поливочные машины.
   Дальше, возле конюшен, был еще один жилой дом. Там жил школьный товарищ нашего руководителя А.Г. Олейника Геннадий Буренков. Теперь этот дом перестроен.
   В конце 80-х годов на участке Воздушной улицы между домами № 15 и 22 домов уже не было. Оставались только подвалы да фундаменты. Лишь на повороте улицы на четной стороне стояли еще бетонные стены одного дома и кирпичные столбики фундамента второго. Напротив них, на нечетной стороне, в глубине участка была бетонная чаша фонтана. Видимо, это была территория радиостанции, так как И.Н.Сергеев в своей книге упоминает фотографию двора радиостанции с фонтаном.
   Возле входа в парк от метро "Орехово" на Воздушной улице до 1988 г. был ещё участок из трёх жилых домов. В центре (глубине) участка был дом № 22. Там жила старушка. В 1988 году в этом доме обосновался клуб "Семья", которым руководил Анатолий Гармаев (потом он стал священником). Этот клуб занимался возрождением традиций русской жизни в стиле крестьянской общины XIX века. Его база была в районе метро "Серпуховская", в ДК ЗВИ, а в Царицыно они пытались вести сельскую жизнь. Думали остаться надолго, даже пианино привезли. Но летом же 1988 года, через два месяца, дом сгорел. Тогда в Царицыне постоянно жгли, вернее, уже дожигали последние деревянные дачные дома, чьи владельцы получили квартиры в Москве, но сохраняли нелегально старые дома в качестве садовых участков. Погорели и два соседних дома. В одном из них, том, что ближе к дорожке в парк,  жил сторож Школьного лесничества Иван Кузьмич. После пожара он из дома съехал. Само лесничество находилось на противоположной стороне дорожки, там среди деревьев стояло его кирпичное здание. Оно прекратило свою деятельность где-то в это же время. А остатки сгоревших домов на этом участке мы ещё долго потом разбирали. Долго сохранялся подвал дома № 22, в котором поселились  бродячие собаки.
   Возле станции метро "Орехово" до сих пор ещё сохраняются остатки "Красной школы" (бывшей Царицынской земской школы, проработавшей до 1972 г.). Об этой школе написана книга Р.А. Родионовой "Красная школа от постройки до руин"(М., 2005). В конце 1980-х годов она была уже в руинированном состоянии (при строительстве метро в этом районе в ней находились службы Метростроя, которые в конце концов её на две трети разрушили, остался только один флигель), но, конечно,  гораздо более целой, чем сейчас. И.Н. Сергеев боролся за её сохранение, против её сноса, в духе того времени писал о том, что в ней останавливался Ленин, о чем на стене здания была сделана надпись.
Однако постепенно Красная школа разбиралась окрестными жителями на кирпич.
   В конце 1980-х годов дворцовая и "Воздушная" части Царицына пользовались дурной славой: говорили, что в пустующих и полуразрушенных зданиях устраивают свои притоны криминальные элементы, которые нападают на запоздалых прохожих и избивают сторожей реставраторов. Реставрация в Царицыне была тогда в самом разгаре, работало сразу несколько организаций. Хлебный дом восстанавливала воинская часть, она же и спалила его, когда сгорела крыша над ним, что надолго затянуло его реставрацию. Большой дворец, Фигурный мост, Оперный дом делала польская фирма "PKZ", которая продержалась в Царицыне дольше всех. Они считались самыми лучшими, добросовестными специалистами по реставрации и постепенно вытеснили с царицынских объектов советских реставраторов. Генплан восстановления Царицына был еще не утвержден, а занять польских реставраторов надо было, чтобы не простаивали. Поэтому они отделывали Большой дворец снаружи на толщину одного кирпича. Внешний вид от этого улучшался, и создавалась видимость реставрации, но кардинально это ничего не меняло, разрушение дворца продолжалось. В начале 1990-х годов поляки закончили реставрацию Фигурного моста, но почти сразу после этого из-за отсутствия охраны с него посбивали все белокаменные шпилечки. На Втором Кавалерском корпусе (Восьмиграннике) и Малом дворце работала наша, советская реставрационная организация. Здесь нам, добровольцам ВООПИК, довелось потрудиться, помогая реставраторам. Когда приступали к Малому дворцу в 1987 году, там сохранились только стены, а внутри все заросло кустарником.
   Страшным бичем царицынских памятников в те времена были пожары, причем бушевали они не только в "Воздушной части". Так, в 1989 году, сгорел Первый Кавалерский корпус. Тогда еще он был трехэтажный, в нем до начала реставрации находилась музыкальная школа, а до этого - Ленинский райсовет, поэтому перед входом стоял памятник Ленину, который исчез во время реставрации. Между Восьмигранником и Первым Кавалерским корпусом была небольшая сосновая аллея. Ее почти всю вырубили при прокладке коммуникаций, что очень опечалило и возмутило царицынского ландшафтного архитектора Клавдию Ивановну Минееву. В августе того же 1989 года (а не в 1992 году, как почему-то указано на информационном стенде нынешним руководством музея "Царицыно") в парке сгорел павильон "Миловид". На разборке после обоих пожаров нам тоже пришлось весьма потрудиться.
   Еще одной бедой Царицына были альпинисты-скалолазы, избравшие заброшенные здания дворцового комплекса в качестве тренировочной базы. Сначала их главным объектом был Большой дворец, но после начала на нем реставрации скалолазы перешли на Руину в парке. Все выходные она была усеяна карабкавшимися по ее стенам людьми, Федерация скалолазания проводила здесь даже свои соревнования. Для крепления страховочных тросов скалолазы вбивали в Руину крюки или обматывали тросы вокруг выступающих камней, что вело к их расшатыванию и выпаданию и разрушало памятник. Поэтому борьба с "альпаками" была нашим постоянным занятием.
   Определенный вред Царицыну наносили и сами реставраторы. Так, в Царицынской церкви до передачи ее в 1990 году и возрождения в ней церковной жизни находилась лесопилка реставраторов. Отходы производства  сбрасывались в овраг, они там гнили и отравляли ручей, впадающий в пруд. Этими опилками был завален находившийся возле церкви "Живоносный источник" (есть дореволюционные фотографии очередей за водой к этому источнику), поэтому нами предпринимались неоднократные попытки его откопать. Еще возле церкви находилось церковное кладбище, разрушенное в годы Советской власти. При реставрационных земляных работах, прокладке коммуникаций, были случаи обнаружения могил и их невольного вскрытия. В частности, было найдено сохранившееся надгробие    с могилы жены священника. Говорили также о находке какого-то серебрянного гроба на ножках. Другое кладбище, также разоренное, находилось за оврагом, там, где сейчас стоит многострадальный обелиск борцам за Советскую власть в поселке Ленино, который после падения Советской власти разрисовывали, сбивали на нем плиты с именами, называли памятником жертвам сталинских репрессий и памятником участникам Великой Отечественной войны, но, к чести нынешнего музейного руководства, он был отреставрирован, и о нем и прилегающей территории заботятся активисты компартии. Ниже по склону, спускавшемуся от обелиска к пруду, до начала нынешней реконструкции Царицына сохранялись остатки лестницы и находились вросшие в землю или закрытые зарослями болотной растительности старинные надгробия. Гуляющие по Царицыну использовали их в качестве столиков для раскладки снеди. За исключением нескольких штук при последнем благоустройстве этого участка Царицына надгробия были выкопаны и ликвидированы.
   Еще одним интересным зданием в этом районе был "дом Шкулева" (улица Дольская, 10) - бывшее волостное правление царицынской волости (Удельного имения), в котором в 20-30-е годы  XX века находились волсовет ленинской волости и нарсуд. Свое название дом получил по имени работавшего тут председателем волсовета, а затем судьёй поэта Филиппа Степановича Шкулева, о чем напоминала сделанная стараниями краеведов мемориальная доска. В конце 80-х годов здание было уже ветхим, аварийным и бесхозным. Работая там, при разборке мусора на чердаке этого дома мы обнаружили остатки различных документов периода его административного функционирования, в том числе, карточки учета коневладельцев 1920-х годов и обрывки дела 30-х годов о раскулачивании. В 1990-м году дом заняло театрально-производственное объединение "АРКА". Оно открыло там ресторан, а рядом устроило конюшню. Эта "АРКА", вскоре акционировавшаяся, затем на долгие годы стала с благословения музея вторым хозяином Царицына, сосредоточив в своих руках хозяйственную, строительную, рестраврационную и прочую деятельность. Вытеснить ее удалось только после того, как она за долги была скуплена банком Москвы, а Царицыно перешло в руки Лужкова. Сзади дома № 6 по Еготьевскому тупику "АРКА" построила лесопилку и столовую для рабочих (там, где сейчас школа пчеловодов), а за домом номер 15 по Воздушной улице в ангаре устроила типографию (до этого в этих ангарах были склады МХАТ, а потом располагалась фирма "Флора-сказ"). Между домом Шкулева и прудом было еще несколько жилых домов, которые "АРКА" заняла под свои нужды. Еще один жилой дом на территории Царицына располагался между церковью и Восьмигранником. Говорили, что там живет торговый работник. Еще бы, кто еще мог жить в самом сердце музейной территории!
   Судьба Царицына, состояние его памятников, уровень ведения реставрационных работ в тот период, как, впрочем, и ранее,  очень волновали общественность. В 1990 году образовалась группа под руководством председателя комиссии по культуре Красногвардейского райсовета Нины Ивановны Кожанковой и архитектора Надежды Фёдоровны Михайловой, которая вела активную деятельность по защите Царицыно. Им помогали мы, общественные инспектора ВООПИК. Но душой этой группы была, конечно, большой знаток Царицыно, автор проектов восстановления, благоустройства и использования его парковой и дачной частей, ландшафтный архитектор Клавдия Ивановна Минеева (об этом замечательном человеке - наша статья 
"Клавдия Ивановна Минеева").

                                                 фотоальбом

 

Категория: Разное | Добавил: марина67 (12.03.2010)
Просмотров: 1677 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]