Пятница, 25.05.2018, 04:06 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Персоналии

Александр Алябьев в последние годы жизни

                Александр Алябьев  в  последние годы жизни

                (новые факты из биографии композитора)

                                    Чусова М.А.

Композитор Александр Александрович Алябьев родился в То­больске 4 августа 1787 года. Его отец Александр Васильевич (1746-1822) служил в то время Тобольским вице-губернатором. Мать композитора Анна Андреевна (ум. в 1813 г.) была дочерью Андрея Ивановича Новикова и Авдотьи Ионовны Григоровой. Иногда пишут, что издатель Н.И. Новиков был родным дядей Анны Андреевны, одна­ко, это неверно, он происходил от другой родственной ветви. Отца Николая Ивановича звали Иваном Васильевичем, а деда Анны Андреев­ны - Иваном Михайловичем. У матери Алябьева были братья: Федор, Петр, Иван, Нил и сестра Наталья, замужем за полковником Федором Григорьевичем Стрекаловым [1].

В семье Алябьевых кроме Александра, были дети: Василий, Ав­дотья (замужем за Владимиром Юрьевичем Соймоновым), Варвара (за Николаем Александровичем Шатиловым), Наталья (за Владимиром Ми­хайловичем Исленьевым) и Екатерина. В 1796 году Алябьевы покинули Тобольск.

Александр Алябьев был другом А.С. Грибоедова, Д.В. Давыдова. В 1825 г. по ложному доносу композитор был обвинен в смерти свое­го знакомого Т.М.  Времева.  Он был лишен дворянства, в 1828 году сослан в Тобольск, многие годы провел в ссылке. До конца жизни за Алябьевым сохранялся тайный полицейский надзор [2].

Интересны родственные связи Т.М.  Времева. Тимофей Миронович был женат на Наталье Алексеевне Мартыновой, двоюродной сестре пи­сателя М.Н. Загоскина и Н.С. Мартынова, убившего на дуэле Лермон­това.  Тетка жены Тимофея Мироновича, Дарья Михайловна Мартынова, была замужем за Николаем Васильевичем Новиковым, дядей Н.И. Новикова [3].

20 августа 1840 года в селе Исленьевых Рязанцы Богородского уезда в Троицкой церкви Алябьев (жених убавил себе 4 года) обвен­чался с вдовой Екатериной Александровной Офросимовой (1803-1854), с которой его связывала давняя симпатия. Екатерина была дочерью Марии Ивановны Наумовой и Александра Яковлевича Римского-Корсако­ва. Их дом на Страстной площади, принимавший Пушкина, Грибоедова, Давыдова, считается прототипов дома Фамусова. Она писала: "Я вступила в супружество с Алябьевым уже во время его несчастия, не увлекаясь никакими житейскими выгодами, и одно только чувство любви и уважения к его внутренним качествам могло ободрить меня на такую решимость" [4].

Можно восстановить круг лиц, присутствовавших на свадьбе. Очевидно, в Рязанцы приехали близкие родственики новобрачных, их братья и сестры. По записи из метрической книги известно, что по­ручителями со стороны жениха были полковник граф Федор Иванович Толстой и корнет Николай Иванович Иохимсен, со стороны невесты - князь Андрей Николаевич Вяземский, титулярный советник Иван Пет­рович Рышков и В.М. Исленьев.

Граф Ф.И. Толстой - это, очевидно, знаменитый Толстой-Амери­канец. Он был сватом А.С. Пушкина, другом Д.В. Давыдова, П.А. Вя­земского, дальним родственником мемуаристки Е.П. Яньковой. Из­вестно, что Толстой был соседом Шатилова по имению в Звенигородс­ком уезде, Алябьев на слова дочери Федора Ивановича Сарры (ум. в 1838 г.) сочинил романс "Роза". Очевидно, Толстого и Алябьева связывали давние приятельские отношения.

Н.И. Иохимсен был соседом Исленьевых по Богородскому уезду, он и его брат Александр были давними приятелями композитора.

Андрей Вяземский, очевидно, был братом Александра Николаеви­ча, мужа Александры Римской-Корсаковой, сестры Екатерины Алек­сандровны. Вяземские были родными племянниками Е.П. Яньковой [5].

Своих детей у Алябьевых не было, но они заботились о Леониле Пассек (ок.1824-1904), взятой на воспитание ребенком Екатериной Александровной около 1831 года. Отец Леонилы Василий Васильевич по ложному обвинению был сослан в начале XIX века в Тобольск, откуда многочисленная семья Пассеков приехала в Москву в 1825 го­ду. В Тобольске Пассекам покровительствовали родственники компо­зитора, Василий Федорович Алябьев и его жена Екатерина Ивановна (она крестила у Пассеков одного из сыновей), по приезде в Москву они сошлись с их дочерью Александрой Киреевой (за свою красоту была воспета Пушкиным и другими поэтами). Были знакомы Пассеки и с представителями рода Римских-Корсаковых [6].

Леонила была пятнадцатым и последним ребенком в семье. Наи­более известны два ее брата: генерал Диомид Васильевич (1807-1845), убытый горцами на Кавказе, и писатель, историк Симо­нова монастыря Вадим Васильевич (1808-1842). Последний был другом

А.И. Герцена, женат на его "корчевской кузине" Татьяне Петровне Кучиной. Александр Иванович посвятил семье Пассеков строки 6-й главы "Былого и Дум". Был знаком с Алябьевым и другой друг Герце­на, поэт и композитор Н.П. Огарев.

В 1842 году 18-ти летняя Леонила вышла замуж за 37-ми летне­го капитана Григория Петровича Сорокина. Последний происходил из тульских дворян, воспитывался в Императорском военном сиротском доме. Венчание состоялось 18 января в церкви Спиридона на Козьем болоте. Свидетелями со стороны жениха были его сослуживцы Павел Дмитриевич Рудаков и Алексей Абрамович Якимов, со стороны невесты - жена композитора и Вадим Пассек [7].

На свадьбе мог присутствовать Алябьев, по сведениям полиции он выбыл из Москвы 30 января в село Офросимовых Пущино Тульской губрении [8].

Чтобы обеспечить воспитанницу приданным Алябьева была вынуж­дена истратить деньги своего мужа (сама она в это время вела про­цесс о наследстве своего первого мужа с его родственниками) [9].

А.А. Алябьев жил полулегально в столице, 24 апреля 1842 года последовал приказ императора выехать ему на жительство в г. Ко­ломну. По сведениям полиции, композитор покинул столицу 16 мая [10], за ним последовала его жена.

"Коломна городок - Москвы уголок" - говорится в пословице о самом красивом городе Московской губернии. Коломна - родина мит­рополита Филарета, писателя И.И. Лажечникова (на его стихи Алябь­ев писал музыку), писателя-богослова Н. Гилярова-Платонова. В 40-е годы XIX века она представляла собой тихий провинциальный город, население которого составляло, в основном, купечество. Славилась Коломна древним кремлем, церквями и фруктовой пастилой. Город был овеян красивыми легендами. По преданию, прудок на улице Олений Вражек образовался от церкви, ушедшей под землю вместе с людьми во время нашествия Батыя; в одной из крепостных башен (Ма­ринкиной) была похоронена опальная царица Марина Мнишек.

Город церквей и монастырей, его живописные улочки и окрест­ности располагают к творчеству (некоторые художники специально поселились здесь, чтобы запечатлять неповторимые виды на холсте).

В Коломне Алябьев писал церковные хоры и оперу "Амма­лат-Бек". До нас дошла запись коломенской пословицы, сделанной Александром Александровичем на титульном листе нотной тетради: "У дворян животы тонки, да длинны, а у купцов животы толсты, да ко­ротки" [11].

Из наиболее известных коломенских горожан того времени упо­минаются Иван Иванович Мещанинов и Савин Дементьевич Шерапов. С ними мог встречаться Алябьев.

Титулярный советник И.И. Мещанинов жил в старом доме, кото­рый посещала в свое время Екатерина II (пр-д Артиллеристов, 7, комплекс усадьбы занят артиллерийским училищем). По воспоминаниям Гилярова-Платонова, в приходе отца которого жил Мещанинов, он был человеком хорошо образованным, вел уединенный образ жизни, его любимым занятием было чтение книг. Упоминает о Мещанинове как о уважаемом человеке в городе литератор и знаток древностей Н.Д. Иванчин-Писарев, в 1843 году выпустивший "Прогулку по древнему Коломенскому уезду". В Коломне Николай Дмитриевич познакомился с коломенским миллионером и "почетным гражданином Сав. Дем. Шерапо­вым, храмоздателем и благотворителем неимущих, а при том и люби­телем отечественных древностей (относящихся к памятникам его род­ного города)" [12].

К нему Николай Дмитриевич относился с заметной долей иронии. В письме к Д.П. Голохвастову (двоюродному брату Герцена, попечи­телю московского учебного округа) Иванчин-Писарев говорил: "Я по­лучил еще три письма от выступающего на литературном поприще ко­ломенского почетного гражданина Шерапова, и все три со стихами ... Этот старичок при сознании того, что он миллионер, а книга моя печатается не на его счет, как представитель г. Коломны, от­делывается поэзией ..." [13]

Что касается личности Иванчина-Писарева, то он имел не пос­леднее отношение к Алябьеву. Его тетка Елизавета Петровна была замужем за дядей композитора Петром Андреевичем Новиковым. Нико­лай Дмитриевич был хорошо знаком с семейством Новиковых, Алябь­евым была сочинена музыка к двум его стихотворениям. Иванчин-Пи­сарев жил у себя в имении в селе Рудины Серпуховского уезда и мог навещать в Коломне композитора [14].

Род Новиковых был тесно связан с Коломенским уездом, в кото­ром издревле владел поместьями. Родовая вотчина матери Алябьева - село Юрасово, она была пожалована Новиковым еще в XVII веке. В середине XIX века этим селом (уже Бронницкого уезда) владел двою­родный брат композитора Николай Петрович Новиков, а соседним Се­меновским - брат композитора Василий, Николай Петрович и Авдотья Ивановна Новиковы (дочь дяди Алябьева Ивана Андреевича).

В конце XVIII века в Коломенском уезде дядя Анны Алябьевой Борис Иванович Новиков владел селом Непецино. Ее братья владели: Иван Андреевич - селениями Алешково, Хахалево, Обухово, Мощаницы, Нил Андреевич - селениями Обухово, Тарбушево, Москево. Владели Новиковы поместьями и в Каширском уезде: Ивану и Нилу принадлежа­ло село Малое Руново, Федору - часть села Злобино (это село явля­лось также древней вотчиной Иванчиных-Писаревых).

В 1843 году селом Непецино владел троюродный брат композито­ра литератор Петр Александрович Новиков. Тарбушево, Обухово при­надлежали двоюродному брату Николаю Петровичу; Алешково, Речицы, Хахалево - зятю И.А. Новикова Петру Артамоновичу Кожину; Мощаницы  - двоюродной сестре Алябьева Авдотье Ивановне Новиковой [15]. Владели поместьями в Коломенском уезде  и  другие  Новиковы. Подпоручик Ни­колай Алексеевич (ум. 1827 г., сын майора Алексея Григорьевича) владел селом Новое и Семеновское. Он приходился четвероюродным братом матери композитора.  Дочь Николая Алексеевича Мария была замужем за Владимиром Николаевичем Стрекаловым, в 1843 году они с мужем жили в его имении Ачкасово [16].

В архивных делах упоминаются тетя Марии Николаевны Авдотья Никифоровна Леман и ее муж Петр Николаевич, а также знакомые Стрекаловых уездный доктор Федор Егорович Сабинин, Канищевы, чи­новник Мефодий Галактионович Лужковский [17]. Со Стрекаловыми на­верняка был знаком Алябьев.

Сведений о пребывании Алябьева в Коломне почти никаких не сохранилось, но по архивным документам удалось восстановить круг его общения.

31 октября 1842 года в Успенском соборе в Кремле крестили Николая, сына канцеляриста Михаила Николаевича Лаврова и его жены Екатерины Сергеевны (обряд происходил, очевидно, в теплом Тих­винском соборе, до нас дошла его постройка 1861 г.), крещение со­вершали протоиерей Иоанн и псаломщик Парфентий Васильевский. Восприемниками были "коломенский помещик Александр Александрович Алябьев и коломенская дворянка девица Варвара Васильевна Иванова" [18].

В уезде М.Н. Лавров владел сельцом Паново, Гришино и Большое Карасево. Его жена была дочерью майора Сергея Александровича Ти­ханова и Аграфены Ивановны Викулиной, у нее были братья Василий, Александр и сестра Елизавета. Тихановы владели селениями Волохово и Зиновьевы горы, были знакомы с И.И. Мещаниновым (он был крест­ным отцом Александра и Елизаветы Сергеевичей).

М.Н. Лаврову в 1843 году было 35 лет, его жене 31 год, кроме Николая у них была еще дочь Вера 9 лет. Девица В.В. Иванова, дочь коллежского асессора (Ивановы упоминаются как близкие родственни­ки детей Лаврова), относилась к приходу Покровской церкви, там же значилась и сестра Лавровой Е.С. Тиханова.

Михаил Николаевич был сыном коллежского асессора Николая Алексеевича Лаврова, он служил в уездном суде г. Коломны, испол­нял должность помощника столоначальника, в 1839 году вышел в отс­тавку, жил с семьей в Коломне.

М.Н. Лавров умер в 1849 году. Его вдова в 1854 году продол­жала жить в Коломне с детьми: Верой (позже вышла замуж за штабс-капитана Охатского), Николаем, Сергеем (1844 года рожде­ния). Известны их знакомые: надворный советник Павел Иванович Младенцев, отставной майор Яков Ильич Колмаков (владел сельцом Дубна совместно с Канищевым), Мефодий Галактионович Лужковский [19].

1 апреля 1843 года в церкви Николы Гостинного в Кремле (храм 1501 года, находится позади Успенского собора) был крещен Иосиф, сын коломенского уездного доктора, коллежского советника и кава­лера Федора Егоровича Сабинина и жены его Любови Николаевны. Восприемниками были "подполковник Стефан Кондратьевич Канищев и 14 класса чиновница из дворян Екатерина Александровна Алябьева, урожденная Римская-Корсакова". Таинство крещения совершил при­ходской священик Константин Симеонович Протопопов с дьячком Ива­ном Степановичем Никольским и пономарем Николаем Матвеевичем Доб­ронравовым [20].

В 1843 году Сабинину было 45 лет, его жене 35 лет, их дочери Вере 16 лет, сыну Егору 13 лет. Сабинин был женат на дочери чи­новника 8 класса Николая Андреевича Исполатова и Елизаветы Ива­новны. Сестра Сабининой Ольга Николаевна в 1843 году жила со своей другой сестрой Екатериной и ее мужем Николаем Ивановичем Попо­вым в селе Малино.

В 1847 году в мае Сабинина умерла. В 1849 году не было в жи­вых Федора Егоровича, он умер от холеры. После него остались де­ти: Вера, Егор, Сергей (2 года), Ольга (1,5 года) и почти никако­го имущества. Их опекуном был назначен штабс-капитан Поляков. Де­ти из сострадания были взяты к себе помещицей Стрекаловой и по ее ходатайству малолетние призрены в Московском Воспитательном доме в малолетнем отделении, Егор обучался в 1-й Московской гимназии на своем иждивении, Вера находилась при ней. В 1853 году В.Ф. Са­бинина проживала в Пензенской губернии в селе Стяжкина в имении княгини Максютовой (оно находилось недалеко от имения Голицыно брата Алябьевой Г.А. Римского-Корсакова). В 1856 году Егор Саби­нин учился в главном Педагогическом институте в Петербурге. Из­вестно, что он был учеником математика М.В. Остроградского, про­фессором Новороссийского университета, жил в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище (1909 г.) [21].

С.К. Канищеву в 1843 году было 63 года, его жене Лукие Дмит­риевне 37 лет, дочери Анне 10 лет, сыну Сергею 8 лет. Семья Кани­щева относилась к приходу церкви Троицы в Ямской слободе.

Степан Кондратьевич был сыном коллежского асессора Кондратия Степановича. Последний нередко упоминается в делах Коломенского уездного суда. Их предок Александр Дмитриевич в 1614 году за "Московское осадное сидение" был жалован вотчиной в Коломенском уезде. Отец Степана Кондратьевича был женат на отпущенной на волю Прасковье Тихановой, а его прадед Иван Степанович на Анне Авдуло­вой, дочери Михаила Игнатьевича, Степан Кондратьевич  служил  в Колывановском пехотном полку,  

участвовал в походах 1805 года,  1812-1813 годов.  Был  уволен  в 1817 году по домашним обстоятельствам. С 1823 по 1829 год он ис­полнял обязанности в Коломне земского исправника, заслужил похва­лу от начальства. Канищев владел в Коломенском уезде селениями Лопаковка, Гришино (совместно с Лавровым), Марьинка, Дубна, а в Каширском уезде частью села Малое Руново вместе с Н.П. Новиковым [22].

Степан Кондратьевич был женат на дочери майора Дмитрия Ми­хайловича Норова. Брат Канищевой полковник Петр Дмитриевич Норов был женат на Татьяне Семеновне Викулиной - падчерице Александры Ивановны Дельвиг, двоюродной сестры поэта; сохранились нелицепри­ятные воспоминания о Норове ее брата А.И. Дельвига [23].

В.В. Иванова и С.К. Канищев, были, судя по всему, состоя­тельными людьми, они упоминаются в документах как люди, дававшие деньги взаймы. Упоминается в этом качестве также дьячок церкви Николы И.С. Никольский [24].

В Коломне Алябьевых могли навещать их родные: Соймоновы, Сорокины и другие. В фонде Коломенского уездного суда сохранились копии доверенностей, оформленных супругами в 1842 г.

3 июня 1842 года Александром Александровичем была оформлена доверенность на свою сестру Авдотью Соймонову. Он доверял ей по­лучить заемные письма от Алябьевой (то есть, от своей жены) на сумму 42 тысячи 857 рублей серебром и доставить к нему. Сумма эта, судя по всему, была взята Екатериной Александровной на при­данное Леониле Пассек.

17 июня 1842 года Алябьева оформила доверенность на Г.П. Со­рокина, она полностью доверяла ему управлять своим имением. В частности, наказывать по своему усмотрению крестьян (отдавать их  в рекруты,  ссылать в Сибирь), доставлять к ней оброк. 14 августа

она доверила управлять имением Ивану Петровичу Рышкову (вероятно,

Сорокин по службе не мог заниматся этими делами). При оформлении доверенностей участвовали следующие служащие суда: уездный судья Павлов, секретарь Беляев, дворянские заседатели Младенцев и Поля­ков, писцы Курчанский и Любавин [25].

6 апреля 1843 года Екатерина Александровна из Коломны подала прошение князю Д.В. Голицыну о восстановление ее мужа на службе и о ходатайстве перед царем о разрешение жить ему во всех городах.

Разрешение было получено в июне. 5 июля в Коломенском город­ническом правлении Алябьев сдал подписку в том, что ему "о Высо­чайшем соизволении разрешения .. жительства в Москве, коломенским господином городничем ... объявлено... " 17 июля Алябьев прибыл в Москву и остановился в доме своей жены на Новинском бульваре [26].

Городничим в Коломне был в то время Зенгбуш. Вероятно о нем писал Иванчин-Писарев в 1843 го­ду: "почетный господин Шерапов, воспламененный моими фразами, с ревностию антиквара разрывает" Маринкину башню. "Он в свою оче­редь воспламенил к этому городничего так, что сей спустился сам в тайник башни на 20 аршин ... Градоначальник был возвращен своему городу с помощью рабочих и полиции" [27].

По возвращении из ссылки Алябьевы навещали своих родных. По сведениям полиции, с 6 по 12 августа Алябьев находился в селе Соймоновых Тарычево Подольского уезда (недалеко от Царицыно), с 27 августа по 1 сентября он гостил в Звенигородском уезде в селе Шатиловой Александрово, а 15 сентября выехал в Дмитровский уезд в село Даниловское, которое принадлежало сестре Алябьевой Софии Волковой [28].

Алябьевы продолжали заботиться о Сорокиных, были крестными их детей. 18 февраля 1844 года в церкви Николы на Арбате крестили дочь Сорокиных Александру, восприемниками были отставной капитан Сергей Александрович Римский-Корсаков и жена Алябьева Екатерина Александровна. 1 июля июня 1845 года в церкви Николы на Ваганько­ве крестили Петра Сорокина, крестным отцом был А.А. Алябьев, а крестной матерью вдова подпоручика Анастасия Петровна Нудольская. 2 декабря 1847 года в бывшем Новинском монастыре крестили Екате­рину Сорокину, восприемниками были ее дядя Помпей Пассек и жена композитора [29].

Г.П. Сорокину Екатерина Александровна оставила свое имение, включая дом на Новинском бульваре.

Алябьев умер 22 февраля 1851 года, его хоронили 25 февраля. 24 февраля умер его двоюродный брат Николай Петрович Новиков (по­хороны состоялись 27 февраля). Они были похоронены рядом с цер­ковью близ северной ограды в Симонове монастыре, рядом с могилами подвижников Симонова монастыря иеросхимонаха Алексия, М.З. Дура­сова. Там были похоронены многие родственники Алябьева: отец и мать, братья матери Нил и Петр Новиковы и ее сестра Стрекалова. Эпитафии на памятниках А.В. Алябьеву и П.А. Новикову принадлежали Н.Д.  Иванчину-Писареву. Были похоронены в монастыре Авдотья Сой­монова с семьей, Вадим Пассек со своими детьми и, по иронии судь­бы, Т.М. Времев [30].

После смерти композитора его вдова Екатерина Александровна часто посещала монастырь и заказывала панихиды, стараясь не про­пустить 22 число месяца (день смерти). В 1853 году вдовой компо­зитора была возобновлена церковь у северной ограды монастыря, ос­вященная во имя Александра Свирского, в память о муже. Под церковью была устроена усыпальница, где покоился Алябьев. В 1854 го­ду Екатерина Александровна заказывала ежедневные литургии в этой церкви до своей смерти весной. Позже, очевидно, исполняя волю по­койной ежедневные служения заказывала ее воспитанница Сорокина. "Русская музыкальная газета" писала в 1901 г., что Алябьев с же­ной похоронены в склепе, получающем свет через небольшое окошко, где на некотором возвышении находилась огромная чугунная плита, над плитой висело большое Распятие и несколько икон, а перед ними лампада, в стороне стояло полуразрушенное кресло стиля ампир (не на нем ли проводила время Алябьева у могилы мужа?) [31]

Симонов монастырь взорвали в 1930 году, могила несчастного композитора и его жены была стерта с лица земли.

1. ЦИАМ, ф.4, оп. 14, д. 1374, л. 3-14, 39-44; д. 1376, л.

12-17.

2. Штейнпресс С.Б.  Страницы из  жизни  А.А.  Алябьева.  М.,

1956. С. 19, 20, 179-200.

3. Руммель В.В. Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. СПб., 1887. Т. 2. С. 11-12.

4. ГАРФ, ф. 109, 1-я экспедиция, 1826 год, д. 45, ч. 3, л. 114 об.

5. Рассказы бабушки.  Из воспоминаний  пяти  поколений.  М.,

1989. Ук.; Штейнпресс С.Б. Указ. соч. С. 185, 232, 323; ЦИАМ, ф. 203, оп. 745, д. 1506, л. 672.

6. Пассек Т.П. Из дальних лет. М., 1963. Т.1, с. 362, 370-373; Т.2, с.190.

7. ЦИАМ,  ф. 4, оп. 8, д. 1316, л. 1-10; ф. 203, оп. 745, д. 370, л. 564.

8. ЦИАМ, ф. 16, оп. 32, д. 1, л. 3.

9. ГАРФ, ф. 109, 1-я эксп., 1826 год, д. 45, ч. 3, л. 134.

10. ЦИАМ, ф. 16, оп. 31, д. 816, л. 28.

11. Штейнпресс С.Б. Указ. соч. С. 275-276.

12. Гиляров-Платонов Н. Из пережитого. М., 1886. Т.1. С. 184, 288, 292; Иванчин-Писарев Н.Д. Прогулка по древне­му Коломенскому уезду. М., 1843. С. 147-146.

13. ГИМ ОПИ, ф. 404, оп. 1, д. 68, л. 64 об.

14. ЦИАМ,  ф.  4, оп. 14, д. 806, л. 12; д. 1374, л. 14 об.

15. Нистрем К.М. Указатель селений и жителей Московской гу­бернии. М., 1852. С. 223, 515, 516, 544-559; ЦИАМ, ф. 4,

оп.  14,  д. 1375, л. 10; д. 1376, л. 12-17; ф. 101, оп.

4, д. 812, л. 1-4, 25 об.

16. ЦИАМ, ф. 4, оп. 9, д. 132 л. 1-7; ф. 203, оп. 747, д. 1446, л. 1474, 1659.

17. ЦИАМ, ф. 4, оп. 8, д. 1337, л. 1-22; ф. 101, оп. 3, д. 191, л. 15 об. - 16; д. 185, л. 3 об. - 4; оп. 4, д. 739, л. 1, 12, 84, 230 об.

18. ЦИАМ, ф. 203, оп. 745, д. 1587, л. 15 об.

19. ЦИАМ, ф. 4, оп. 10, д. 1134, л. 1-30; оп. 11, д. 337, л.

1-15 об; ф. 203, оп. 747, д. 1446, л. 10, 199 об.

20. ЦИАМ, ф. 203, оп. 745, д. 1618, л. 100.

21. ЦИАМ, ф. 101, оп. 4, д. 807, л. 1-5, 23-141; ф. 203, оп.

747, д. 1446, л.58, 1235 об.; Энциклопедический словарь.

СПб., 1899. Т. 55. С.14.

22. ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д. 862, л. 1-50; д. 863, л. 1-14; ф. 203, оп. 747, д. 1446, л. 221 об.

23. Дельвиг А.И.  Мои воспоминания.  Т.  1. С. 193, 236,323,

331-332, 342; Руммель В.В. Указ. соч. Т. 2. С. 174-175.

24. ЦИАМ, ф. 101, оп. 3, д. 184, л. 10, 13; д. 190, л. 1 -3 об., 11 об. - 13.

25. ЦИАМ, ф. 101, оп. 3, д. 186, л. 41-44, 58, 60 об. - 61.

26. ЦИАМ, ф. 16, оп. 31, д. 816, л. 34-37, 40 об. - 46.

27. ГИП ОПИ, ф. 404, оп. 1, д. 68, л. 67 - 67 об.

28. ЦИАМ, ф. 16, оп. 33, д. 3, л. 58, 60, 69, 82.

29. ЦИАМ, ф. 4, оп. 8, д. 1316, л. 13, 14, 15.

30. Новейшие стихотворения Н. Иванчина-Писарева, собранные после 1819 года. М., 1828. С. 108, 109; ЦИАМ, ф. 420, оп. 1, д. 1300, л. 5 об.; д. 1735, л. 97 об. - 106 об.,

140.

31. Русская музыкальная газета. 1901. № 45. С. 1122-1123;

ЦИАМ, ф.  420, д. 1300, л. 5 об. - 35 об.; д. 1321, л. 2 об. - 27 об.

Категория: Персоналии | Добавил: marina (11.01.2009)
Просмотров: 2414 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]