Воскресенье, 18.02.2018, 04:30 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Персоналии

Трубецкие - владельцы Черной Грязи

         ТРУБЕЦКИЕ - ВЛАДЕЛЬЦЫ ЧЕРНОЙ ГРЯЗИ

       История подмосковной усадьбы Черная Грязь (известной с 1775 г. как Царицыно) исследована довольно хорошо. Однако недостаточно освещенным вопросом является то, что касается владения усадьбой различными представителями рода князей Трубецких. Как известно, Черная Грязь в 1712 г. была пожалована Петром I в виде компенсации за потерянные владения своему союзнику в не­удачном Прутском походе молдавскому господарю Дмитрию Кантемиру. Д. Кантемир переселился в Россию со своей семьей: супругой Кас­сандрой Кантакузен и шестью детьми. В 1713 г., не выдержав суро­вого климата, Кассандра умирает от чахотки. Через несколько лет овдовевший Кантемир встречается в Петербурге с семьей генерала Ивана Трубецкого [9].

Иван Юрьевич Трубецкой, последний русский боярин, в чине ге­нерал-майора участвовал в 1700 г. в Нарвской битве, где был взят в плен. В этом же году от супруги Ирины Григорьевны Нарышкиной, троюродной сестры царицы Натальи Кирилловны, у него родилась дочь Анастасия. Впоследствии они переезжают к пленнику в Стокгольм, где у него от связи с баронессой Вреде уже появился сын Иван, по­лучивший фамилию Бецкой. В плену Трубецкие прожили 18 лет, затем после обмена князя на шведского фельдмаршала Реншельда вернулись в Россию. В дальнейшем И.Ю. Трубецкой был киевским губернатором, затем сенатором и московским генерал-губернатором, активно спо­собствовал освобождению императрицы Анны Иоанновны от опеки "вер­ховников" и умер в 1750 г. [7]

19-летняя красавица Анастасия Трубецкая привлекла внимание бывшего молдавского господаря, он страстно в нее влюбился. Вско­ре, в январе 1720 г., они поженились. На свадьбе сам Петр I "не токмо провожал жениха в церковь, но и вышед из оной отвел его в дом, и для довершения своей милости подарил ему богатую шпагу ... Свадьба праздновалась три дня". Любопытный факт: Анастасия Тру­бецкая приходилась родней двум предшествующим владельцам Черной Грязи: по отцу она была двоюродной племянницей князя Алексея Ва­сильевича Голицына, находившегося тогда в ссылке, по матери - четвероюродной сестрой императора Петра I.

8 ноября 1720 г. у супругов родилась дочь, названная в па­мять умершей в том же году другой дочери Кантемира Смарагдой (другие их дети рождались мертвыми). Однако семейное счастье дли­лось недолго: в 1723 г. Дмитрий Кантемир умирает от "сухотки" (так называли тогда диабет). Перед смертью он завещает свое сос­тояние тому из своих сыновей, кто покажет лучшие способности в науках. Своей вдове он оставлял драгоценности, долженствующие впоследствии стать приданным их дочери. Однако такое положение вещей не удовлетворяло Анастасию, и уже через год она стала тре­бовать у сыновей Д. Кантемира, владевших наследством до определе­ния достойнейшего сообща, выделения четвертой, вдовьей, части из всех земельных угодий.

      Для узаконения своих претензий она направляет прошение в Се­нат, который в 1725 г. вынес решение удовлетворить иск. Однако дело затянулось. Императрица Екатерина I не решилась нарушить во­лю своего мужа, утвердившего завещание. В 1728 г. Сенат выносит вторичное решение, и даже дается указ Вотчинной коллегии о разделе владений. Однако в 1729 г. один из сыновей Кантемира Конс­тантин женится на единственной дочери могущественного князя Дмит­рия Михайловича Голицына. Будучи членом Верховного Тайного Сове­та, тот добился от Петра II указа, по которому все завещанное состояние переходило к Константину, хотя уже всем было видно пре­имущество в уме и науках младшего сына Антиоха.

В 1736 г. Анастасия Ивановна вторично подает судебный иск. Это стало как бы сигналом для царствовавшей тогда Анны Иоанновны, Бирона и других недругов Голицына. желавших свести с ним счеты за его "кондиции 1730 г.", ограничившие власть императрицы при ее вступлении на престол. Материалы о наследстве Кантемира передают­ся в так называемый Вышний суд. Голицына уличают в заговоре про­тив правительства, корыстном использовании своего положения и жестоко наказывают. Его лишают всех прав, знаков отличия, земель­ной собственности и заточают в Шлиссельбургскую крепость, где он вскоре скончался.

Анастасия после суда, на котором она при содействии родни Трубецких одержала победу над своими пасынками, получает четвер­тую часть наследства мужа и, таким образом, вступает во владение Черногрязской вотчиной. В каждом селении, входящем в нее: селах Черной Грязи и Булатникове, деревнях Шайдорове (Шайдурове), Хох­ловке и Орехове, в каждом земельном угодии, в каждом лугу ей те­перь принадлежит четвертая часть. Вот как описываются ее владения в отказных книгах: "... в селе Булатникове семьдесят четвертей с четвериком, в полпустоши Острединовской одна четверть бес полуос­мины, в пустоши Бабыниной две четверти бес полуосмины, в пустоши Гривенки одна четверть с осминою, в пустоши Высокуши осмина, в пустоши Дягилевой, Крестовка тож, осмина с четвериком, да в селе Черной Грязи девять четвертей бес полуосмины, в деревне Ореховой три четверти бес полуосмины, в деревне Шайдуровой шесть четвертей бес полутретника, в деревне Петровке, Хохловка тож, две четверти с осминою, всего сто четвертей в поле, а в дву потому ж, да в пустошах же Анбирской, Казариновой, Стерлевской, что наперед сего была Черная Грязь, а что в них четвертныя пашни, того не написа­но..." [8]. Недоимки по доходам с этих владений начинают ей вып­лачиваться с 1725 г.

        Судебный процесс отнюдь не привел к улучшению отношений меж­ду мачехой и пасынками, бывшими по возрасту ей ровесниками, и не решил всех проблем. Вотчину они переделивали несколько раз. Впрочем, в Черной Грязи в этот период Анастасия Ивановна вряд ли бывала. В отличие от детей Д. Кантемира, активно обустраивавших усадьбу, она не имела здесь своего дома.

Не в малой мере это связано с тем, что в 1738 г. Анастасия выходит замуж за герцога (его еще называли принцем и ландграфом) Людвига-Вильгельма Гессен-Гомбургского, служившего при русском дворе, и уезжает с ним в Германию. По слухам, герцог имел громад­ные долги, на уплату которых пошли деньги, полученные по судебно­му делу Кантемира. В Петербург супруги вернулись в 1741 г. Анас­тасия стала статс-дамой царевны Елизаветы и способствовала ее восшествию на престол, за что была награждена орденом Св. Екате­рины Большого креста, а ее муж - чином генерала-фельдмаршала. Герцогу был предложен курляндский трон, и супруги вновь отправля­ются за границу. Здесь второй муж Анастасии и скончался в 1745 г. Анастасия еще какое-то время живет в Париже, затем возвращается в Россию. Скончалась она 2 декабря (по ст. стилю) 1755 г. и погре­бена в Александро-Невской Лавре. Ее надгробная стелла работы французского скульптора О. Пажу ныне находится в Эрмитаже.

Дочь Анастасии Ивановны, Смарагда, в трехлетнем возрасте ос­тавшись без отца, росла в семействе Трубецких. На воспитание ее с детства оказал большое влияние ее дядя И.И. Бецкой. Видимо. он привил ей любовь к литературе и искусствам. От природы княжна бы­ла наделена необыкновенным музыкальным дарованием, могла, по сло­вам современников, состязаться в пении с самыми выдающимися итальянскими певцами, являлась одной из самых лучших русских кла­весинисток XVIII в. В 1751 г. она под именем Екатерины выходит замуж за капитана Измайловского полка князя Дмитрия Михайловича Голицына, полного тезку и племянника упоминавшегося выше Голицы­на-"верховника". Судьбы двух родов опять пересеклись. Свадьба продолжалась три дня в присутствии императрицы Елизаветы. Екате­рина Дмитриевна получила самое высокое в России придворное звание статс-дамы, а муж - чин камер-юнкера. Среди всего прочего в при­даное Екатерина получила и долю своей матери в Черногрязской вот­чине и, таким образом, стала ее новой хозяйкой. Однако и ей не привелось здесь жить. В 1756 г., после смерти А.И. Гессен-Гом­бургской, чета Голицыных решает покинуть Россию и придворную жизнь. они просят "высочайшего" разрешения "съездить к теплым во­дам" для "поправки плохого самочувствия". Вместе с Голицыными вы­ехал из России также И.И. Бецкой. Они поселились в Париже и оку­нулись в атмосферу культурного подъема, царившего тогда во Фран­ции. Бецкой ввел их в салон мадам Жоффрен, собиравший лучшие умы и таланты - артистов, философов, энциклопедистов. Д.М. Голицын увлекся собиранием произведений живописи, симпатии его супруги были отданы театру. Между тем, несмотря на летнее пребывание на лучших европейских курортах, состояние Екатерины Голицыной ухуд­шается. Поэтому в сентябре 1761 г. она составляет завещание. Ис­полнителем его она назначает Д.М. Голицына, "зная оного человеко­любивые мнения и особливую горячность" к себе.

Княгиня скончалась 2 ноября (по ст. стилю) 1761 г., через месяц с небольшим после составления завещания, и была похоронена рядом с матерью в Александро-Невской Лавре.

По завещанию своей жены Д.М. Голицын получал во владение все ее недвижимые имения, доходы с деревень и проч. Однако по законам Российской империи он мог расчитывать только на некоторую долю их. Все остальное из-за бездетности брака должно было уйти в род матери покойной - Трубецким, так как было наследственным и бла­гоприобретенным, а полученная четвертая часть из владений Д. Кан­темира переходила в вечное владение потомков Анастасии Ивановны и приравнивалась к родовой собственности. Свои претензии на владе­ния покойной сестры заявили и братья Кантемиры. Они подали в 1766 г. (?) аппеляцию в Сенат, но получили отказ [1]. Пока дело с оп­ределением новых владельцев тянулось, спорные земли числились за "покойной штатс-дамой княгиней Екатериной Дмитриевной Голицыной".

      С 1767  г.  по  присланному  из Сената Указу бывшие владения Е.Д. Голицыной оказались в коллективной собственности всех здравствующих на тот момент представителей рода Трубецких (потом­ков брата И.Ю. Трубецкого Юрия). В 1771 г. из них выделяется доля Д.М. Голицына (имения в Кромском уезде). В следующем году Трубец­кие делят полюбовно доставшееся наследство. По этому разделу кня­зю Ивану Алексеевичу Трубецкому достается "...в Московском уезде в селех Черной Грязи и Булатникове да в деревнях Ореховой, Шайд­ровой и Хахловки восемьдесят душ ... а те люди и крестьяне с же­нами и з детми и со всем их семейством как до сего их роздела в тех селах и деревнях жительство имели, а те села и деревни ... с принадлежащими к ним пустошами с пашнею и непашенною землею по писцовым, межевым книгам и по дачам с лесы и с сенными покосы и со всеми угодьи, мельницами и прудами и дворами господскими, с пчелиною пасикою и не изключая из того недвижимого имения ничего, кроме дворовых людей, кои остаются при тех деревнях, где ныне жи­вут без зачету в роздел ...". В 1774 г. полученое имение закрепляется за ним [2].

Иван Алексеевич Трубецкой был троюродным братом Е.Д. Голицы­ной. Его отцом был брат известного генерал-прокурора Никиты Юрь­евича Трубецкого, а матерью - двоюродная сестра Петра I Анна Ль­вовна Нарышкина. О самом же И.А. Трубецком известно немного. Би­ограф рода Трубецких затрудняется даже назвать точное отчество и девичью фамилию его жены. От нее И.А. Трубецкой имел сына Алек­сея, погибшего в Заграничном походе Русской армии в 1813 г., и дочь Екатерину. Ему же принадлежал купленный в свое время у мате­ри знаменитый московский дом Трубецких-Бове в Богословском пере­улке [3].

      В том же году Сергей Дмитриевич Кантемир подает челобитье. Дело в том, что еще в 1751 г. при передаче Черногрязских владений Е.Д. Голицыной в отказные книги сверх доли А.И. Гессен-Гомбург­ской были записаны пруды и мельница "о четырех поставах". Однако на владение ими Екатерина Дмитриевна и не претендовала, а братья Матвей и Сергей Кантемиры, получившие Черногрязское имение только в 1755 г., о таком изменении и не знали. Между тем, еще по Указам из Вотчинной коллегии 1728 г. и 1729 г. Константину Кантемиру бы­ли отказаны две мельницы "со всеми мельничными припасы", которые были тогда ветхими и без запруды. Верхнюю, Черногрязскую, мельни­цу Константин не использовал, оставя "в пусте", а нижнюю, Шипи­ловскую, на речках Беляевке и Городенке, возобновил "на трех пос­тавах". Впоследствии Матвеем были проведены работы по ремонту плотины, неработавшая Черногрязская мельница, "которая напред се­го была в дву анбарах о четырех поставах", в 1762 г. была им вновь пущена, причем был оставлен "за маловодием один анбар о дву поставах". Починками занимался и Сергей. Однако с вводом князя И.А. Трубецкого во владение возникла угроза отнятия на формальном основании у последнего Кантемира его прудов и мельницы. К тому же неясно было, о какой мельнице идет речь, так как И.А. Трубецкому по отказным книгам отходила "нижняя мельница о трех поставах", т.е., судя по описанию, Шипиловская. За последнюю мельницу, нахо­дившуюся в Коломенской волости под деревней Шипилово, Кантемирами платились оброчные деньги, один берег ее принадлежал шипиловским крестьянам, поэтому был произведен обмен этой неудобной под пашню земли на хороший, прилежащий к Шипилово, участок черногрязской вотчины размером до 5 десятин [4].

Впрочем, вопросы эти остались нерешенными, и И.А. Трубецкому не удалось основательно повладеть в Черной Грязи. В 1775 г. Ека­терина II решает приобрести для себя это имение. Вместе с его ос­новной частью, принадлежащей С.Д. Кантемиру, она покупает у И.А. Трубецкого его долю: "За купленную деревню Черную Грязь у отстав­наго бригадира князя Кантемира, заплатить ему ... 25 000 р. ... В том же 1775 году куплено у отставнаго лейб гвардии капитана князя Трубецкаго, в селе Черной Грязи и в двух деревнях да в деревне Ореховой четвертыя части, заплачено из Кабинета ... 6 000 р." В 1780 г. по завещанию Сергея Кантемира императрица получает село Булатниково, присоединяет его к своим царицынским владениям и планирует там строительство дворца. И.А. Трубецкой становится здесь лишним. В 1782 г. он продает императрице за 5 тыс. рублей свою часть Булатникова [5].

На этом Трубецкие исчезают из числа владельцев Черной Грязи (Царицына). Но в заключение следует отметить забавный факт: су­ществует легенда, имеющая сторонников среди авторитетных ученых, что императрица Екатерина II на самом деле была незаконной до­черью Ивана Ивановича Бецкого [6]. Тогда получается, что послед­няя покупка была еще одним родственным приобретением.

Чусов Сергей Юрьевич

Примечания

1. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 118. Л. 1-1 об.

2. РГАДА.  Ф.  1374.  Оп.  1. Д. 125. Л. 1 об.-2, 4-4 об., 6 об.-7.

3. Трутовский В.К.  Сказания о роде  князей  Трубецких.  М.,

1891. С.  223, 242, 251; Данилова Л.И. Улица Москвина, 6.

М., 1987. С. 17-19.

4. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 125. Л. 24 об.-31 об.

5. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 62114. Л. 1-1 об.

6. Русская старина.  М.; СПб., 1996. С. 289; Шмидт С.О. А.И.

Мусин-Пушкин и развитие культуры России // Мусины-Пушкины в истории России. Рыбинск, 1998. С. 30.

7. Трутовский В.К.  Сказания о роде  князей  Трубецких.  М.,

1891. С. 146, 170, 175, 178, 179.

8. РГАДА. Ф. 1374. Оп. 1. Д. 860. Л. 4.

9. Байер Г.З.  История о жизни и делах молдавского господаря князя Константина Кантемира. М., 1783.

Шимко И.И. Новые данные к биографии кн. Антиоха Кантемира и его ближайших родственников.

Категория: Персоналии | Добавил: marina (21.12.2008)
Просмотров: 1369
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]