Пятница, 25.05.2018, 04:10 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Персоналии

Хитрово

"Великий гофмейстер"

Среди российских государственных деятелей XVII в. одним из самых выдающихся, бесспорно, является Богдан Матвеевич Хитрово. Нельзя сказать, чтобы имя его было неизвестно для специалистов да и просто любителей нашей истории. Тем не менее, наверное, найдет­ся немало людей, впервые слышащих о нем, поэтому, думается, небе­зынтересным для всех будет хотя бы частичное описание его жизни и деяний.

 

        Место и дата рождения Б.М. Хитрово точно неизвестны. Предпо­ложительно он родился в 1615 г., в начале мая, когда празднуется день Иова Многострадального - имени, данного ему при крещении - в родовом поместье своего отца Матвея Елизаровича в селе Григоровс­ком под Калугой. Родоначальник фамилии Хитрово - Едуган по проз­вищу "сильно хитр" - выехал в XIV в. из Большой Орды, принял кре­щение под именем Андрея и поступил на службу к рязанскому князю Олегу. Последующие поколения рода Хитрово служили сначала рязанс­ким князьям, а затем с присоединением княжества к Москве, верой и правдой - Московскому государству. В знак их доблести и верности воинскому долгу на родовом гербе Хитрово были изображены две пе­рекрещенные сабли и меч. Сведений о юных годах Богдана Хитрово крайне мало. Известно, что он получил прекрасное для своего времени образование, знал латынь и польский, что весьма способствовало его стремительной карьере. В восемнадцать лет он уже стряпчий, а через три года становится старшим из царских комнатных стольников. В 1646 г. Б.М.  Хитрово назначается воеводой в Темников. В  подведомственной области он обводит земляным валом город Керенск. Керенская засеч­ная черта соединяется с Атемарской - последней пограничной укрепленной линией, строившейся по общему замыслу "от реки Псел до     реки Волги". За умелую организацию строительства засечных черт,        "за Керенскую службу, ... да за Карсунскую службу, за городовое и   засечное строение" в 1647 г. Богдан Хитрово кроме других наград был пожалован в окольничие - второй по значимости чин Московского    государства. В течение весны и лета 1648 г. Хитрово руководит стро­ительством крепости Симбирск и острогов засечной черты. После ос­нования Симбирска он возглавляет Челобитный приказ, Земский при­каз, Новую четверть (приказ, ведавший сбором кабацких доходов), в звании наместника Ржевского назначается полномочным послом в Польшу. Вскоре Богдан Матвеевич принимает участие в победоносных военных походах против Польши и Швеции в должности "товарища вое­воды большого полка", т.е. являясь заместителем командира главно­го воинского подразделения, руководителя всей операции.

В 1656 г. ( а по некоторым данным с 1654 г.) Богдан Хитрово получает чин оружейничего и вплоть до самой смерти возглавляет Оружейный приказ. В его ведении находилась Оружейная палата, где сосредоточены были не только производство вооружения, но и раз­личные искусства и ремесла. Усилиями Хитрово в Оружейной палате была создана одна из лучших школ отечественной иконописи. Здесь работали Симон Ушаков, Иосиф Владимиров, Иван Салтанов. Помимо иконописцев сюда были собраны и лучшие мастера-оружейники, а так­же мастера "золотого, серебряного и алмазного" дела, создававшие произведения, ныне являющиеся гордостью отечественного прикладно­го искусства. Богданом Матвеевичем создавались все необходимые условия для работы мастеров, лучшие из них поощрялись материаль­но. Иностранцам Хитрово ставил обязательное условие "бесскрытно обучить ученика из русских людей".

 

Будучи сам просвещенным человеком в "западном" стиле, Богдан Хитрово ратовал за просвещение, приобщение к достижениям западно­европейской культуры, много способствовал деятельности своего двоюродного брата Ф.М. Ртищева, основавшего с помошью киевских монахов школу при Андреевском монастыре, покровительствовал из­вестному поэту и ученому Симеону Полоцкому. Симеон Полоцкий пос­вятил Богдану Матвеевичу несколько стихотворений в своем "Рифмо­логионе". Интересно, что даже среди дворовых Хитрово были люди, тратившие большие деньги на книги. В 1663 г., оставаясь оружейничим, Б.М. Хитрово получает в свое ведение Золотую и Серебряную палаты, приказ Большого дворца - обширное царское хозяйство, а позднее и титул дворецкого, в 1667 г. - высший чин боярина. Теперь он фактически выступает в качестве руководителя государства, являясь, по словам иностранных современников, "государевым гофмейстером ... который у нынешнего царя получил наибольшее влияние из всех министров". Весьма часто Богдан Матвеевич участвует в переговорах с иноземными послами, высоко оценивавшими его опыт.

Где-то в конце 60-начале 70-х годов XVII в. (не позднее 1672 года) Б.М. Хитрово вторым браком женился на вдове князя А.И. Буй­носова-Ростовского Марии Ивановне, урожденной княжне Львовой. Вместе с новой женой к нему перешло и ее приданое - Тарычевская вотчина. Эта вотчина была основана отцом Марии Ивановны - князем Иваном Петровичем Львовым после раздела с братьями И.С. и Ф.С. Стрешневыми принадлежавшего им совместно села Булатникова. Тогда князю достались поля, покосы и несколько пустошей, одну из кото­рых - Торычево (впоследствии Тарычево) - он заселил булатниковс­кими крестьянами и поставил здесь свой двор. Затем это наследственное владение в 1663 г.  стало приданым дочери И.П. Львова при ее вступлении в первый брак. В эту же вотчину входила еще и де­ревня Черепово, Черепиха тож, располагавшаяся на правой стороне речки Черепишки (Череповки), ныне впадающей в Верхне-Царицынский пруд напротив беседки "Миловид".

В дальнейшем, очевидно, Богдан Матвеевич решает округлить свои владения, и 3 августа 1676 г. "по Указу Великого Государя Феодора Алексеевича" "в Московском уезде, в Ратуеве стану" из го­сударевой Домодедовской волости в вотчину "боярину и дворецкому и оружейничему Богдану Матвеевичю Хитрово за ево службу и за раны" были даны деревни Прудищи, Тимохово и две трети сельца Нового (в общей сложности 27 крестьянских дворов) "со всеми угодьи". Из­вестно, что эти новые владения в 1646 г. принадлежали князю Семе­ну Петровичу Львову (очевидно, брату И.П. Львова) и находились рядом с Тарычевской вотчиной. В 1659 г. русские полки, которыми командовал князь, были разгромлены под Конотопом объединенными крымско-украинскими войсками. Князь Львов попал в плен и вскоре там умер, вероятно, после этого его владения и отошли в государе­ву собственность.

В 1677 г. Б.М. Хитрово строит в Тарычеве деревянную церковь Рождества Богородицы, благодаря чему деревня становится селом. Исходя из того, что известно о возведенных им храмах в других его вотчинах, можно предположить, что иконы для тарычевской церкви писали мастера Оружейной палаты. Переписные книги 1678 г. свиде­тельствуют: "за боярином дворецким и оружейничим Богданом Матвее­вичем Хитрово село Рождественное, что была деревня Тарычева, на речке Обитце, а в селе двор вотчинников и двор скотный, в них жи­вут служивые, да конюхи, да деловые и скотники крепостные люди - русские и иноземцы [в вотчины Хитрово переселилось много белору­сов - Авт.]; да к тому же селу Рожественному деревня Окулина, а в ней живут крепостные задворные люди - русские и иноземцы; да в том же селе деревня Тарычева, на враге, с 6 дворами крестьян".

Что касается личных качеств Богдана Матвеевича, то здесь, если судить по свидетельствам современников и документам, картина складывается весьма противоречивая. С одной стороны, его обвиняли в чрезмерном пристрастии к женскому полу и даже убийстве на этой почве своей первой жены. Во время Медного бунта народ считал его одним из виновников введения медных денег, покровительствовавшим фальшивомонетчикам, и требовал расправы над ним, так что для ох­раны его жизни и имущества пришлось выставить стрелецкий караул. В 1655 г. под предлогом того, что у него нет подмосковных владе­ний, Б.М. Хитрово попытался оттягать вотчину своего дальнего родственника Олферьева - село Ознобишино (ныне Подольского райо­на) у его вдовы. Тогда вдове удалось отстоять свои права на вот­чину. Однако через 20 лет, войдя в еще большую силу, Богдан Мат­веевич возобновляет свои притязания, обвиняя вдову в подлоге, и уже при новом царе, Феодоре Алексеевиче, Ознобишино становится его собственностью. Известен его конфликт с патриархом Никоном из-за патриаршего стряпчего, которого Хитрово ударил палкой по лбу.

С другой стороны, иностранные современники отмечали, что да­же на вершине своей карьеры он выгодно отличался от других царс­ких вельмож своим милосердием. "Почтеннейший муж", "который не затыкает ушей своих от просителей, который столь великодушно и искусно поддерживает славу Царского венца благотворною своею ру­кою, что почти совершенно уничтожил господствующее здесь тиранство", "Суровость пасмурного чела,  бывающую обыкновенным пятном народа  необразованного,  смягчил  он кротостью и приветливостью, дотоле почти неизвестною боярам сих стран,  и сколько превосходит он  прочих  министров в искусстве правления,  столько заслуживает уважения и любви великодушным и неутомимым ходатайством за нес­частных..." - таким представлялся он иностранцам (к ним Богдан Матвеевич вообще относился очень хорошо: недаром ему было поруче­но устройство Немецкой слободы в Москве). Был Б.М. Хитрово и ак­тивным храмоздателем: им построены церкви в родном Григоровском, родовом Перемышльском Троице-Лютикове монастыре, подмосковных Братцеве, Ознобишине, Тарычеве и других. Завещанием после смерти Богдан Матвеевич отпускал на волю своих кабальных, "полонных" и дворовых людей, так что даже последовал царский указ "впредь ни­кому то за образец и на пример не ставить".

Б.М. Хитрово скончался 27 марта 1680 г. и был похоронен в Новодевичем монастыре в некрополе Смоленского собора. Все его владения перешли к его вдове Марье Ивановне. В том же году в до­зорных книгах Патриаршего казенного приказа была сделана запись о том, что в вотчине М. И. Хитрово селе Рожественное, Тарычево тож, "церковь древяна во имя Рожества Пресв. Богородицы, да в том же селе двор боярской, двор прикащика, да у церкви поповых дворов: двор попа Михаила Герасимова, двор попа Василья Афанасьева, двор дьячка Ивашка Алексеева, да приходских к оной церкви дворов в том селе 5 дворов деловых людей, да крестьянских в деревне Тарычове 10 дворов, в деревне Прудищах 18 дворов и в деревне Тамуховой [Тимохово] 12 дворов; да им же попам и дьячку руги [содержания - Авт.] дается по 18 рублев с полтиною на год, хлеба - ржи и овса по 47 четвертей; а пашни и сенных покосов и никаких угодий нет; а строение церковное боярина дворецкаго и оружейничаго Богдана Мат­веевича Хитрово". В этом описании не упомянута входившая в вотчи­ну деревня Черепиха, вероятно, потому что относилась к приходу церкви с. Булатникова. Впоследствии за отсутствием у супругов Хитрово прямых наследников Мария Ивановна завещала свои родовые владения, в т.ч. Тарычево и Черепиху, племяннице Аграфене Степа­новне, в замужестве Урусовой. Владения же, пожалованные ее мужу, и в их числе Прудищи и Тимохово, после смерти боярыни в 1693 г. отошли вновь в состав дворцовых земель.

Время не пощадило деревянных строений времени Б.М. Хитрово, и на южных окраинах Москвы уже ничто о нем не напоминает. Однако культурная деятельность его, роль в развитии искусств и просвеще­ния в России, нечувственным образом отражается в нас - далеких потомках той переломной эпохи.

ЧУСОВ СЕРГЕЙ ЮРЬЕВИЧ

Категория: Персоналии | Добавил: marina (21.12.2008)
Просмотров: 1116
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]