Среда, 23.05.2018, 06:04 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Персоналии

Графиня Головкина

Графиня Головкина

Наверное, каждому известен подвиг жен декабристов, добро­вольно отправившихся за своими мужьями в Сибирь. Об этих замеча­тельных женщинах написаны книги, слагают поэмы, снят фильм. Их поступок всегда по справедливости служит примером женской вернос­ти и преданности. Однако, жены декабристов отнюдь не были первыми русскими женщинами, совершившими подобное. Одной из таких "пред­теч" их была графиня Екатерина Ивановна Головкина.

Екатерина Ивановна родилась 22 ноября (по старому стилю) 1702 г. (по другим данным, в 1701 г.). Ее отцом был князь Иван Федорович Ромодановский, сын знаменитого сподвижника Петра Вели­кого, главы Преображенского приказа князя-кесаря Федора Юрьевича Ромодановского. После смерти отца И.Ф. Ромодановский тоже получил сан князя-кесаря и был главой Преображенского приказа вплоть до его ликвидации в 1729 г. В 1719-1724 гг. он был главным начальни­ком Москвы, а в 1728 г. назначен московским генерал-губернатором, но уже в следующем году от этой должности сам отказался. Матерью Екатерины была Анастасия Федоровна Салтыкова, родная сестра цари­цы Прасковьи, супруги царя Ивана Алексеевича. Это была семья, в которой, несмотря на новые времена, сохранялись допетровские тра­диции жизни. И.Ф. Ромодановский любил соколиную охоту, выезжал затравить псами зайцев. Петр I очень почитал семью Ромодановских за преданность и прощал им нарушение его указов вроде ношения русской одежды.

жениха - княгиня Меньшикова. По случаю свадьбы состоялся фейерверк.  Посаженной матерью невесты была императрица,  В апреле 1722 г. княжна Екатерина Ивановна вышла замуж за сына государственного канцлера графа Гаврилы Ивановича Головкина Михаила. Свадьба праздновалась в Москве, в доме жениха возле Красных ворот. Маршалом свадьбы был сам Петр I, посаженными отцами - князь Меньшиков и граф Апраксин.

Михаил Гаврилович Головкин, как и его два брата, служившие послами при иностранных дворах, воспитывался за границей, хорошо знал немецкий язык. Одна его сестра - Анастасия - была замужем за князем Никитою Юрьевичем Трубецким, другая - Анна - за гене­рал-прокурором Ягужинским. В год своей свадьбы Михаил был назна­чен послом в Пруссию, на смену брату Александру, куда и отправил­ся в декабре с супругою. После воцарения Екатерины I в 1725 г. он был вызван в Петербург и стал вместе с женой служить при дворе.

С вступлением в 1730 г. на престол Анны Иоанновны - двоюрод­ной сестры Е.И. Головкиной карьера Михаила Головкина, поддержав­шего императрицу в ее борьбе с "верховниками", пошла вверх. Он, как и его тесть И.Ф. Ромодановский, стал сенатором, а его жена - статс-дамой. Через год он был назначен директором Монетной канце­лярии, заведовавшей всеми денежными дворами.

15 марта 1730 г. князь И.Ф. Ромодановский умер. С ним прек­ратился род Ромодановских. Его наследником, владельцем 20 тысяч душ стал муж его единственной дочери - М.Г. Головкин. В числе прочих владений к нему перешли приобретенные в свое время Ф.Ю. Ромодановским подмосковные село Тарычево ("Торычево, Рождественс­кое тож", как оно тогда называлось) и Черепово (Череповое, Чере­пиха) на речке Череповке, которое при Ф.Ю. Ромодановском было сельцом с двором вотчинника и скотным двором. Сельцо располага­лось на том месте, где ныне Царицынский парк подходит к Липецкой улице, а речка Черепишка (бывшая Череповка), на которой оно стоя­ло, впадает в Верхнецарицынский пруд напротив павильона "Миловид".

Несмотря на открывшиеся возможности, не чувствуя в себе го­сударственных способностей, М. Головкин уклонялся от первостепен­ных ролей и более предпочитал домашний быт и тихую семейную жизнь. После смерти отца в 1734 г. он удалился от придворных дел и жил с супругой сначала на Васильевском острове в Петербурге, а затем в их имении Ропша (том самом, где впоследствии при загадоч­ных обстоятельствах умер свергнутый император Петр III). Супруги были гостеприимны. Екатерина Ивановна славилась нищелюбием и за­мечательным добрым характером, снискавшим ей всеобщую любовь при дворе в условиях царивших там постоянных интриг.

Спокойную жизнь супругов нарушила смерть Анны Иоанновны. Им­ператором стал внучатый племянник покойной младенец Иоанн Антоно­вич, а регентом при нем - герцог Бирон. Михаил Головкин, ненави­девший герцога, организовал заговор с целью просить мать импера­тора Анну Леопольдовну принять правление, но заговор был раскрыт. Тем не менее, вскоре Бирон был низложен, регентшей стала Анна Ле­опольдовна, приходившаяся Екатерине Ивановне двоюродной племянни­цей. В благодарность М. Головкину, поддержавшему ее, новая прави­тельница России пожаловала его вице-канцлером и сделала каби­нет-министром, занимавшимся внутренними делами государства, фи­нансами и юстицией. Однако это возвышение послужило причиной больших несчастий.

В ночь 24 ноября 1741 г. произошел очередной дворцовый пере­ворот, в результате которого на росссийский престол взошла дочь Петра Великого Елизавета. М. Головкин был арестован и с прочими сторонниками Анны Леопольдовны предан суду. Председателем судеб­ной комиссии назначили его зятя генерал-прокурора Н.Ю. Трубецкого - давнишнего недоброжелателя графа. 18 января 1742 г. Михаил Гав­рилович был по обвинению в стремлении удалить Елизавету Петровну от престола и объявить Анну Леопольдовну императрицей осужден на вечную ссылку. Все имения его были конфискованы. В этот тяжелый период Екатерина Ивановна сохраняла мужество и твердость духа, чего нельзя сказать о Головкине, который совершенно впал в уныние и сознавался, что "прямой тягости бед сносить сил не имеет". Же­нам осужденных было дозволено, "если похотят", следовать за мужь­ями в ссылку. Императрица сказала Екатерине Ивановне, что она сохраняет звание статс-дамы и остается при всех правах. Графиня отвечала: "На что мне почести и богатства, когда не могу разде­лить их с другом моим ? Любила мужа в счастии, люблю его и в нес­частии, и одной милости прошу, чтобы с ним быть неразлучно".

Уже 19 января 1742 г. на 12 подводах под конвоем Головкины тронулись в путь. С собой они взяли двух поваров и четырех слуг, церковный антиминс и образа. Местом ссылки был назначен острог Германг (Ерманг), лежавший за Якутском, на реке Колыме, под 67 северной широты (ныне г. Среднеколымск) - сырое место в тундре, где 10 месяцев не светит солнце и холода 50 С. Михаил Головкин тогда был уже сильно болен (страдал подагрою, у него не действо­вала левая рука). Есть в Ерманге было нечего, питались казенной ржаной мукой, а когда она кончалась, ловили, если удавалось, ры­бу. В остроге Головкины содержались без послаблений под караулом, к ним никого не впускали и выпускали только в церковь. За графом постоянно ходили 2 солдата с ружьями, а ночью его дом стерегли часовые. Раз в год он в церкви выслушивал какую-то бумагу, за ко­торой следовало увещевание, при этом к его груди приставлялись штыки. Два раза в год приезжал комиссар для наблюдения за его по-

заботилась о его здоровье и душевном состоянии, читала ему книги, вела до­машнее хозяйство. В результате граф, сначала постоянно болевший, постепенно поправился, его подагра и болезнь рук настолько умень­шились, что он смог выходить из дома и заниматься рыбной ловлей.  Екатерина Ивановна постоянно была при муже,   ведением.

Однако всему приходит конец. 10 ноября 1755 г. Михаила Го­ловкина не стало. Екатерина Ивановна похоронила его в своей хижи­не, которую не покидала, читая псалтырь над могилою. Когда импе­ратрица разрешила перевезти тело умершего в Москву, графиня обли­ла его воском и отправилась в путь. Похоронив мужа в Георгиевском монастыре, ныне не существующем, Екатерина Ивановна поселилась в своем доме на Никитской. Жила уединенно, проводя свое время в мо­литвах и делах благотворительности, каждый день ездила на могилу мужа. Пользовалась любовью москвичей, которые навещали ее верени­цами,

несмотря на бывшие попытки отдать ее под дачное строительство.  Свой лесистый характер она сохраняла вплоть до ХХ в.,  пустошью Черепиха площадью 105,5 десятин. После прихода к власти Екатерины II Е.И. Головкиной были возвращены чин статс-дамы и несколько тысяч душ, уцелевших после раздачи конфискованных имений. Тогда же к ней, очевидно, верну­лась Тарычевская вотчина с деревнями Тимохово и Прудищи. Здесь в селе у нее был деревянный барский дом с садом. В 1765 г. Екатери­на Ивановна выстроила возле дома взамен деревянной каменную цер­ковь Рождества Богородицы, существующую и поныне. Поныне сущест­вует неподалеку от ст. Булатниково Павелецкой железной дороги и само село. Деревня Прудищи, очевидно, была присоединена к вотчине при Ф.Ю. Ромодановском или ком-то из его потомков. Ныне она, раз­деленная надвое МКАД, своей северной частью входит в Южный округ Москвы. В 1766 г. в ней было 55 дворов. Сельцо Череповое, также возвращенное Е.И. Головкиной, к тому времени уже исчезло и стало

Несмотря на перемену в своей судьбе, Екатерина Ивановна не оставила свой замкнутый образ жизни, выезжала только в монастырь. Годы брали свое. Умерли друзья и недруги: императрица Елизавета,

А.Г. Головкин, писавший из Гааги письма брату в ссылку, внучатый племянник император Иоанн, раскаявшийся Н.Ю. Трубецкой. Сама Ека­терина Ивановна прожила, однако, долгую жизнь. Умерла она 20 мая 1791 г., перед ее глазами прошел почти весь XVIII в., так жестоко отразившийся в ее судьбе. Могила ее у правого клироса Знаменской церкви Спасо-Андроникова монастыря ныне не сохранилась. Осталась лишь, увы, тоже почти утраченная нами память о женской преданнос­ти, любви и доброте, о силе человеческого духа в "хрупких созда­ниях "галантного века".

Чусов Сергей Юрьевич

Категория: Персоналии | Добавил: marina (21.12.2008)
Просмотров: 1290
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]