Четверг, 19.10.2017, 00:55 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Селения Южного округа

Окрестности Бирюлева

Чусов С.Ю.

Окрестности Бирюлева

Районы Бирюлево Западное и Бирюлево Восточное занимают об­ширную территорию, разделенную на две части линией Павелецкой ж. д. и ограниченную с юга МКАД, с востока - Царицынским прудом и р. Язвенкой, с севера и запада - Курской ж. д. Западная часть этого региона с давних пор принадлежала к владениям с. Покровское-Го­родня (ныне в районе "Чертаново-Южное"), которые до конца XVIII в. с севера доходили до низовьев р. Язвенки, где В.В. Голицыным в 80-е годы XVII в. был создан Черногрязский пруд (затем этот учас­ток был отмежеван к с. Царицыну и получил наименование Покровская Сторона). Там, где сейчас пролегает Павелецкая ж. д., по левую ее сторону располагалось сельцо Загорье , а по правую - земли с. Бу­латникова. Восточную часть (нынешний район Бирюлевского дендро­парка) занимали различные отхожие (то есть удаленные, отделенные землями других селений от основного массива) пустоши с. Булатни­кова (Пожарная и проч.), на которых после его присоединения в 1780 г. к дворцовой Царицынской волости находились заповедные дворцовые леса (с 60-х годов XIX в. - IV Удельное имение).

Остальные здешние территории в начале XVII в., очевидно, частично также принадлежали дворцовому с. Булатникову. Однако, затем эти земли пошли в поместную раздачу и с 1626 г. принадлежа­ли братьям Федору (с сыном Степаном) и Ивану Степановичам Стреш­невым и князю Ивану Петровичу Львову, с которым братья произвели полюбовный раздел. За его часть с. Булатникова они отдали ему не­которые поля, сенные покосы и пустоши, среди которых были Торычо­во и Черепаха (Черепово, Черепиха).

По писцовым книгам 1627-1628 гг., свой двор и выведенных из с. Булатникова крестьян И.П. Львов поселил на пустоши Торычово, где образовалась деревня [1]. В 1632 г. поместные земли И.П. Ль­вова были проданы ему в вотчину. Затем (не позднее 1646 г.) вот­чина перешла вдове князя княгине Дарье, которая в 1663 г. отдала ее своей дочери Марье Ивановне в приданое, при выходе ее замуж за князя Алексея Ивановича Буйносова-Ростовского. Овдовев, та вышла замуж второй раз за боярина Богдана Матвеевича Хитрово [2].

Б.М. Хитрово, ближний боярин и дворецкий, наместник Ржевс­кий, занимал высокое положение в царствования Алексея Михайловича и Федора Алексеевича. Начал он службу еще при царе Михаиле Федо­ровиче, затем в разное время заведовал Земским, Челобитным, Судным приказами, Приказом Большого Дворца, Новой четвертью(прика­зом, ведавшим сбором "кабацких денег" с Москвы и многих других русских городов) и другими. В 1654 или 1656 г. был пожалован ору­жейничим и "ведал Оружейную палату", которая была тогда художест­венно-промышленным центром, обслуживавшим царский двор и поэтому собиравшим лучших мастеров и художников того времени. Кроме того Б.М. Хитрово выполнял различные дипломатические поручения, был известным военачальником: участвовал в войнах с Польшей и Швеци­ей, в 1647 г. выстроил г. Симбирск, за что получил чин окольниче­го [3].

В межевых книгах 1675 г. упоминается относящаяся к сельцу Торычево (так тогда звучало его название , позднее же основным стал вариант Тарычево) д. Черепово, Черепиха тож. Эта деревня располагалась на правой стороне р. Черепишки - притока р. Язвен­ки (ныне Черепишка впадает в Царицынский пруд напротив беседки "Миловид"). Очевидно, деревня появилась на месте бывшей пустоши. В тех же межевых книгах говорится и о д. Прудищи (очевидно, здесь были когда-то пруды) государевой Домодедовской волости [4]. 3 ав­густа 1676 г. "по Указу Великого Государя" Федора Алексеевича эта деревня вместе с д. Тимохово и двумя третями сельца Нового(в об­щей сложности 27 крестьянских дворов) с пашнями, сенными покоса­ми, непашенным лесом и Юрьевской рощей "в Московском уезде в Ра­туеве стану" была дана в вотчину "боярину и дворецкому и оружей­ничему Богдану Матвеевичю Хитрово за ево службу и за раны" [5].

После смерти Б.М. Хитрово 27 марта 1680 г. вся вотчина опять досталась Марье Ивановне. Из дозорных книг Патриаршего казенного приказа 1680 г. узнаем, что к селу Рожественное, Тарычево тож (так оно стало называться по построенной в 1677 г. церкви Рож­дества Богородицы) в числе прочих относилась д. Прудищи, в кото­рой тогда было 18 дворов [6]. К нему же, по межевым книгам, отно­силась и д. Черепово(Черепиха) [7]. За бездетностью Марья Иванов­на завещала после своей смерти (последовавшей в 1693 г.) вотчину своей племяннице Аграфене Степановне,  бывшей замужем  за  князем Иваном Никитичем Урусовым.  В 1703 г. село было продано князю Фе­дору Юрьевичу Ромодановскому [8].

Рюрикович по крови, потомок князей Стародубских, Ф.Ю. Ромо­дановский был известной фигурой рубежа XVII-XVIII вв. Год рожде­ния его неизвестен, но с малых лет он находился при дворе и осо­бенно выдвинулся при Петре I, став его советником и пользуясь неограниченным доверием  царя.  С  самых первых лет правления Петра Ф.Ю. Ромодановский возглавлял Преображенский Приказ, занимавшийся охраной порядка в Москве, расследованием особо важных судебных дел, преимущественно политических преступлений (в том числе делом царевны Софьи, бунтом стрельцов 1698 г.). В 1697 г. при первом отъезде царя за границу он был назначен править государством и возведен в сан князя-кесаря с титулом величества и царскими по­честями, чем пользовался до конца жизни (несмотря на то, что имел лишь невысокий чин ближнего стольника). В 1700 г. как управляющий Москвой он собирал деньги на мощение московских улиц, отстраивал столицу после пожара 1701 г. С 1703 г. управлял Аптекарским и Си­бирским приказами, занимался снабжением артиллерии. Ф.Ю. Ромода­новский отличался жестоким и тяжелым характером, был поборником старых обычаев, верность которым сохранил до конца дней (несмотря на указы Петра I, одевался в русский кафтан с галунами, любил те­шиться соколиной охотой). Царь спускал ему это за его непреложную верность и неподкупность [9].

По межевым книгам 1704 г., во владении князя числились с. Торычево, Рождественское тож, и д. Черепово, Черепиха тож. Дерев­ня Прудищи вновь состояла в Домодедовской волости [10]. Вероятно, после смерти боярыни М.И. Хитрово владения, пожалованные лично ее мужу, были отписаны опять в дворцовое ведомство. Переписными кни­гами 1709 г. среди владений Ф.Ю. Ромодановского отмечается уже "пустошь, а ныне селцо Череповое на речке на Череповке". В сельце были вотчинников двор, на котором жили "прикащик" с семьей и двое "деловых людей", и скотный двор, где проживали 3 скотника с семь­ями [11].

Ф.Ю. Ромодановский умер 17 сентября 1717 г. Его владения унаследовал сын Иван Федорович, который с 1718 г. также стал кня­зем-кесарем и главой Преображенского Приказа (было ему около 40 лет). Подобно отцу, он вел жизнь допетровского вельможи, более всего увлекался соколиной охотой и травлей зайцев. Екатериной I ему был присвоен чин действительного тайного советника, Петром II он был назначен московским генерал-губернатором. Впоследствии он сам отказался от этой должности (приказом об его увольнении 4 ап­реля 1729 г. ликвидировалась и Преображенская уже канцелярия). Императрицей Анной Иоанновной он был назначен в Сенат, но умер 15 марта 1730 г. На нем прервался род Ромодановских. Его единственная дочь Екатерина 8 апреля 1722 г.  вышла замуж за сына канцлера Г.И. Головкина Михаила, которому после смерти И.Ф. Ромодановского и достались все его владения.

Граф Михаил Головкин в молодости был посланником в Пруссии, при Екатерине I был вызван в Петербург и получил дворцовый чин действительного камергера. Вместе с женой они находились при дво­ре. После воцарения Анны Иоанновны, которая приходилась Екатерине Ивановне Головкиной двоюродной сестрой (их матери, из рода Салты­ковых, были родными сестрами), М.Г. Головкин был введен в Сенат и получил чин тайного советника, а его жена стала статс-дамой. Еще через год он был назначен директором Монетной канцелярии. Однако служба не влекла его, он предпочитал домашний быт и стремился удалиться с женой от двора. После смерти Анны Иоанновны и падения Бирона М.Г. Головкин как сторонник регентши Анны Леопольдовны (которая к тому же приходилась его жене племянницей) был назначен вице-канцлером и стал кабинет-министром, отвечающим за внутренние дела государства, финансы и юстицию. При перевороте 1741 г., при­ведшем на престол Елизавету, Головкин был арестован, обвинен в намерении объявить Анну Леопольдовну императрицей и удалить Ели­завету от престола и отправлен в вечную ссылку на Колыму. Все его имения были конфискованы. Жена его, Екатерина Ивановна, хоть на­казание мужа на нее не распространялось, добровольно отправилась с ним в Сибирь. Там, в течении 14 лет в жесточайших условиях, она всячески заботилась о страдавшем подагрой муже (по преданию, пол­ностью излечив его), поддерживала его духовно. Когда 10 ноября 1755 г. М.Г. Головкина не стало, она с разрешения императрицы пе­ревезла его тело в Москву. Вся оставшаяся жизнь ее была наполнена делами милосердия и благотворительности. Екатерина II вернула ей достоинство статс-дамы и несколько тысяч душ, оставшихся после раздачи их конфискованных имений [12].

Вероятно, таким путем ей и досталась вновь Тарычевская вот­чина, потому что по Генеральному межеванию 1766 г. она числилась за Екатериной Ивановной Головкиной. К с. Тарычеву относились де­ревни Тимохово и Прудищи. В Прудищах было 55 дворов, проживало 166 мужчин и 160 женщин. Деревня располагалась по обе стороны верховьев р. Журовелки (нынешнее название - Журавенка), на овра­ге, в котором был пруд, с селом же была соединена дорогой [13]. Экономические примечания так характеризуют Тарычевскую вотчину:  "Земля иловатая с глиною, хлеб и покосы средственные, лес дровя­ной, крестьяне на пашне (то есть на барщине - Авт.)". На месте сельца Черепового была уже пустошь, именуемая Черепихой (105 дес. 1121 кв. саж.) [14]. В 1781 г. вотчина вошла в состав новообразо­ванного Никитского уезда (с 1802 г. - в Подольском уезде), кроме пустоши Черепихи, оставшейся в Московском уезде. Екатерина Ива­новна Головкина умерла 20 мая 1791 г. в 90-летнем возрасте [15].

В дальнейшем единая Тарычевская вотчина была разделена на две части. Часть Тарычева с д. Прудищи стали отдельным владением. В 1830-1840-е годы д. Прудищи владела тайная советница Авдотья Александровна Соймонова, родная сестра композитора А.А. Алябьева [16]. В 1858 г. в деревне было 33 хозяйства, 83 мужчины, 94 жен­щины [17]. Перед самым освобождением крестьян, ее владельцем был сын советницы Михаил Владимирович Соймонов, у которого в 1862-1863 гг. крестьяне и выкупились "на волю" [18].

Деревня вошла в состав административной Сухановской волости. По данным 1874 г. в д. Прудищи было 42 хозяйства, 97 мужчин, 129 женщин. В надел к ним поступило 269,7 дес. земли, т. е. на 1 ре­визскую душу приходилось 3,2 дес. У крестьян деревни были 21 ло­шадь и 35 коров. Хлебопашеством не занималось 5 хозяйств. Отхожи­ми промыслами был занят 21 мужчина. Среди местных промыслов отме­чается изготовление гильз для папирос (так, в 1881 г. в это дело было вовлечено 49 чел. из 25 хозяйств, преимущественно женщин). Различных платежей на душу, получившую надел, в год приходилось 13 руб., причем половина хозяйств имела недоимки [19].

В 1899 г. к деревне было приписано 53 семьи, 145 мужчин, 161 женщина, но в наличии находилось лишь 46 семей, 69 (почти полови­на) мужчин, 138 женщин, что связано с тем, что многие мужчины бы­ли заняты отхожими промыслами. В селении было 44 избы, часовня. Грамотными либо учащимися были 67 мужчин, 35 женщин. Во владении крестьян находилось 275,6 дес. земли. Сеяли рожь, овес, гречиху, горох, сажали картофель. Развито было садоводство, хотя роль его в хозяйстве уменьшалась дальностью расстояния от Москвы и неу­добством сообщения. Лошадей имело 18 семей (около 40 %), коров - 27 (т. е. 60 %). На местных почвах доходы от земледелия были явно недостаточны, поэтому почти во всех семьях (в 45), как и раньше, существовали дополнительные промыслы, и в них было занято 56 % мужчин и 44 % женщин . Мужчины работали, в основном сапожниками, рабочими на мишурных и канительных фабриках, женщины делали гиль­зы для папирос [20].

По данным 1924 г., в деревне было 62 хозяйства с населением 332 человека, у которых в пользовании находилось 195 га земли. Здесь существовала четырехпольная система хозяйства, высевались кормовые травы для скота. У крестьян было 30 лошадей, 100 коров [21].

В 1929 г.  селение вошло в состав Ленинского района Московс­кой области. В 1960 г. часть д. Прудищи оказалась в составе Моск­вы.

Пустошь Черепиха, перешедшая в XIX в. в состав Удельного ве­домства, сохранила, несмотря на бывшие попытки отдать ее под дачную застройку, свой лесной характер и ныне находится в составе Бирюлевского дендропарка.

Дополнительно:  Новые факты по истории селений Прудищи, Тарычево, Тимохово начала XVII века.

Земли этих селений ранее составляли с дворцовым селом Булатниково одно владение. Как уже выше сказано, село Булатниково было пожаловано Стрешневым и Ивану Петровичу Львову. Пустоши же Загорье, Прудищи и Тимохово приблизительно в 1624 году за "московское осадное сидение" (в 1618 году против королевича Владислава) были отказаны дьяку Михаилу Смывалову в поместье, а затем проданы ему в вотчину. Из документов видно, что Смывалов поселил на пустоши Загорье крестьян, а сельцо основал в деревне Озаково на Обитце. В его вотчину входили также деревня Лопатино (очевидно, нынешняя, на речке Гвоздянке, но в древности она была на суходоле), пустоши Прудищи, Тимохово, Росихино, Лопатино и Ларионово. В 1633 году вотчину Смывалова отказали дьяку Мине Кирилловичу Грязеву в поместье. Он же перенес сельцо на новое место, недалеко от Озаково (сельцо Новое). Пустошь Росихино тоже была рядом, так как ее земли припустили в пашню к сельцу Новому. В 1634 году была составлена новая опись поместья, вероятно, потому, что в прошлый раз не был посчитан лес. Затем в 1639 году сельцо Новое, пустошь Росихино, третье поле Озаково, деревня Прудищи были отказаны князю Семену Петровичу Львову, пустошь Тимохово - Семену Андреевичу Львову, а Загорье  - Федору Тимофеевичу Племянникову. 

В 1646 году за князем Семеном Петровичем Львовым были сельцо Новое, деревня Озаково, деревня Прудищи. Из описи владения 1660 года видно, что в сельце Новом был обширный двор помещика, в вотчине были деревни Прудищи, Тимохово и Сухановская, а деревня Озаково стала пустошью. Значились по-прежнему пустоши Росихино, Ларионово, Карманово, появилась пустошь Олефино,  пустоши Фторовки Большие и Малые (может быть, Фроловки? на карте 1878 года ниже Прудищ обозначено урочище рощи Фроловки). А вот деревня Лопатино не упоминается. Она осталась за Грязевым. Позже она вместе с деревней Бобровы присоединилась к селу Суханово. После того как вотчину князя Львова в 1660 году описали, она отошла к дворцовой Домодедовской конюшенной волости, а в 1676 году была пожалована Богдану Матвеевичу Хитрово, владельцу Торычева. Можно сказать, с тех пор Прудищи, Тарычево и Тимохово составляют одно владение.

Дополнения по ранней истории Прудищ и окрестных селений: http://moskva-yug.ucoz.ru/publ/timokhovo_chast2/7-1-0-191

Примечания

1. РГАДА, ф.1374, оп.1, д.111, л.5об-7.

2. Холмогоровы В.И.  и Г.И. Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII ст.  М., 1892. Вып.8. С.143-144.

3. Русский  биографический   словарь.   Ф-Ц.   СПб.,   1901. С.329-331;  В.А. Гуркин. Оружейничий // Московский журнал. 1999. №4. С. 46-48.

4. РГАДА, ф.1374, оп.1, д.848, л.9об, 11об.

5. Там же, ф.396, оп.2, д.3604, л.63об-64.

6. Холмогоровы В.И. и Г.И. Указ. соч. С.142.

7. РГАДА, ф.1374, оп.1, д.848, л.15.

8. Холмогоровы В.И. и Г.И. Указ. соч. С.144.

9. Хмыров М.Д. Графиня Екатерина Ивановна Головкина и ее время (1701-1791 года). М., 1867. С.52-56.

10. РГАДА, ф.1374, оп.1, д.848, л.21об, 23об.

11. Там же, ф.350, оп.1, д.249, л.462об-463.

12. Хмыров М.Д. Указ. соч. С.74-237.

13. РГАДА, ф.1355, оп.1, д.778, л.6об-7; ф.1356, оп.1, д.2364, л.1.

14. РГАДА, ф.1354, оп.256, ч.1, л.37.

15. Хмыров М.Д. Указ. соч. С.242.

16. РГАДА, ф.1354, оп.257, ч.2, л.19; Нистрем К. Указатель селений и жителей уездов Московской губернии. М., 1852.

17. Сборник статистических сведений по Московской  губернии.  Отдел хозяйственной статистики. М., 1878. Т.2. Отд.3, с.18.

18. ЦИАМ, ф.66, оп.3, д.2331; оп.5, д.1863.

19. Сборник статистических сведений...  С.18-19;  М.,  1882. Т.7,  вып.2. С.242.

20. Московская губерния по местному обследованию 1898-1900 гг. М., 1904. Т.1, вып.3. С.240-243.

21. Степанов И.П.  Подольский уезд.  Поселенные таблицы. М., 1925. С. 34-35.

Категория: Селения Южного округа | Добавил: marina (16.12.2008)
Просмотров: 956
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]