Пятница, 23.06.2017, 09:59 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Селения Южного округа

Котлы

              Минкин Алексей Александрович

На территории района "Нагорное" находились село Никольское и две деревни - Верхние и Нижние Котлы. До сих пор сохранились наз­вание железнодорожной платформы "Нижние Котлы" и москворецкого притока Котловка.

                                                         КОТЛЫ

Котлами славяне называли овраги круглой формы. Возможно, от такого оврага получили название и река, и селение [1] (по другой верии, название связано с низинным характером местности по отно­шению к близлежащей возвышенности - одной из московских "поклон­ных гор").

Местность по берегу Котла (так называлась в древние времена Котловка) была населена с древних времен. Здесь на крутом и высо­ком выступе над долиной речки находилось ныне уничтоженное Нижне­котловское городище - укрепленное поселение дьяковского периода. В начале II тысячелетия н.э. дьяковцев сменило славянское племя вятичей, оставившее неподалеку от городища о себе память в виде курганов - древних захоронений [2].

Впервые Котлы (Котел) упоминаются в конце XIV столетия: в 1380 г. мимо проходили идущие на битву, а затем возвращавшиеся с Куликовской битвы ратники Дмитрия Донского. Спустя 10 лет прои­зошло другое событие, также связанное с Котлами. После смерти Московского митрополита Алексия Вселенский патриарх определил на опустевшую кафедру болгарина Киприана, но Дмитрию Ивановичу мит­рополитом виделся близкий ему Михаил (Митяй). И лишь в 1390 г., после кончины Донского, его сын, великий князь Василий с матерью княгиней Евдокией и братьями торжественно встречал прибывшего из Царьграда Киприана "за Москвой на Котле" [3]. Позднее "за рекою Москвою на поклонной горе" встречали крымских послов. Отсюда они двигались по Серпуховке и Ордынке в Кремль, а когда Крымское под­ворье было перенесено в район нынешнего Крымского моста, с Котла поворачивали на Калужскую дорогу, ведшую туда [4].

Находившиеся на направлении, первом подвергавшемся нападени­ям татар, поселения на Котле, очевидно, часто разорялись. Тем не менее, известно, что в 1543 г. здесь существовало село Николь­ское, принадлежавшее Симонову монастырю и исчезнувшее затем на рубеже веков [5].

В 1591 г. во время набега крымского хана Казы-Гирея на Моск­ву русские войска заняли оборону на "Котельских полях" и, по рассказу летописца, "стали травитися (сражаться - Авт.) непомногу от Воробьева да от Котла". Как известно, в тот раз крымцы были отогнаны от Москвы, и в память этой победы был основан Донской монастырь [6].

В Смутное время Котлы вновь выходят на арену русской исто­рии. Через них в 1605 г. в Москву вступили войска воскресшего ца­ревича Дмитрия. Именно здесь проводил он затем воинские маневры и здесь установил свою знаменитую крепость "ад" (гуляй-город). Ког­да же в результате восстания москвичей через год Дмитрий погиб, тело его, из-за происходивших над ним чудесных явлений, было вы­рыто из земли и перевезено на Котел, вместе с крепостью сожжено, а прах развеян по ветру (по другой версии, заряжен в пушку и выстрелен в сторону Польши) [7].

На этом, однако, "эпоха самозванцев" для Котлов не кончи­лась. В конце сентября 1606 г. сюда подошли выступавшие против нового царя Василия Шуйского отряды веневского сотника Истомы Пашкова, которые расположились в Коломенском и на Котле, ставшем передовым рубежом обороны восставших, а также в селении Заборье на Сухом овраге (район пересечения Варшавского шоссе и Нахимовс­кого проспекта). В начале ноября к ним присоединилось войско "во­еводы царя Дмитрия" Ивана Болотникова, в основном, состоявшее из крестьян и холопов. Оба предводителя объединили свои силы и более месяца безуспешно осаждали Москву. Решающее сражение с правитель­ственными войсками, руководимыми талантливым полководцем М.В. Скопиным-Шуйским, произошло 2 декабря на Котле. К тому времени противоречия между болотниковцами и дворянскими отрядами И. Паш­кова резко обострились, результатом чего был переход в ходе битвы пашковцев на сторону царя Василия, разгром восставших и отступле­ние Болотникова на юг. Часть казаков из его войска, укрепившись в Заборье, три дня стойко оборонялись от царских войск и сдались лишь при условии прощения и принятия на службу [8]. В советское время вблизи прежних Котлов в честь руководителя восставших соци­альных низов появится Болотниковская улица. Заборье, бывшее двор­цовым владением, исчезло в период 1657-1675 гг., а его жители бы­ли переселены в деревню Чертаново [9].

В 1610 г.  после распада Тушинского лагеря в Коломенское пе­реместился выступавший под именем убитого царя Лжедмитрий II. От­сюда , через Котлы, к стенам Данилова монастыря его представители съезжались на безуспешные переговоры с московскими боярами о сда­че города, прекратившиеся с приходом польских войск и отступлени­ем Лжедмитрия [10].

Последний раз волна Смутного времени хлестнула Котлы в июне 1615 г. Пришедшее под Москву казачье войско атамана М. Баловня требовало у правительства выплаты жалования. Их таборы расположи­лись на пространстве от Донского до Симонова монастырей. Не же­лавшие мириться с такой угрозой власти, как только собрались с силами, 23 июня перешли в наступление. Не ожидавшие этого казаки были застигнуты врасплох. Их разгромленные отряды под натиском царских войск отступали по Серпуховской и Калужской дорогам на юг [11].

Так закончилось Смутное время для южного Подмосковья. Ре­зультаты его были плачевны: сплошное разорение, запустение и ис­чезновение многих населеных пунктов. Однако это положение посте­пенно начинает выправляться. В 1628 г. земли в районе Котлов чис­лятся в поместье за Афанасием Осиповичем Прончищевым.

Это было его старое владение, включавшее и разоренное по­местье его отца с центром в сельце Козино (Копытово),"на речке на Котле" Московского уезда, Чермнева стана. Сам же Афанасий избрал сначала своей резиденцией деревню Елистратьево, однако затем возвращается на отцовское пепелище, поселив тут "деловых людей", и не позднее 1646 г. строит здесь церковь Св. "Николая Чудотвор­ца, да Зосима и Савватия Соловецких Чудотворцев". Деревня Козино становится селом Никольским. Церковь располагалась в районе ны­нешней ст. м. "Нагорная", а сама усадьба была на противоположном берегу реки Котел [12].

Афанасий Осипович купил свое поместье в вотчину, и почти на век владельцами этих земель становятся представители рода Прончи­щевых. Род этот не был захудалым, все владельцы Никольского верно и успешно служили своему государю на дипломатическом и админист­ративном поприще. Сын А.О. Прончищева Иван в 1677 г. перестраива­ет усадебную церковь в камне и переосвящает ее во имя Иконы Зна­мения Божией Матери с Никольским приделом, причем "попу идет от вотчинника руга (т. е. содержание - Авт.)". В переписных книгах 1678 г. Московского уезда, Ратуева стана сообщалось: "За окольни­чим Иваном Афанасьевичем Прончищевым село Знаменское, Никольское, Козино тож, а в селе двор вотчинников с дворовыми в нем людьми, 3 двора задворных и 6 дворов крестьянских и бобыльских" [13].

Где-то в 70-х гг XVII в. становится известно еще об одном селении в районе Котлов. На лежащих здесь дворцовых землях Коло­менской волости на Большой Серпуховской дороге появляется деревня Котел (c середины XIX в. - Нижние Котлы). Деревня была небольшая: в 70-е годы XVII в. в ней было 12 дворов, в 1811 г. проживало 17 семей (69 мужчин). Очевидно, основным смыслом ее образования было получение выгод от происходившего интенсивного торгового и проч. движения по "Серпуховке", а также обслуживание близлежащего Дани­ловского моста. В 1797 г. деревню передали в Коломенский приказ Удельного ведомства [14].

Между тем в жизни прончищевской вотчины происходят важные изменения. В начале XVIII в. селом владели стольники Иван Петро­вич Прончищев и Александр Тимофеевич Ржевский, женатый на Анне Михайловне Прончищевой (внучке И.А. Прончищева). У каждого здесь были свой двор с дворовыми людьми, свой скотный двор и у первого- 5 крестьянских дворов (в них 16 мужчин), а у второго - 4 крестьянских двора (21 мужчина). Кроме того к селу относились бывшая в 1628 г. центром поместья деревня Елистратьево на р. Кот­ле (в ней у каждого владельца села было по одному двору) и дерев­ня Поклонная Гора (будущие Верхние Котлы) на правой стороне Боль­шой Серпуховской дороги, в которой жили задворные деловые люди, содержащие постоялые дворы [15]. 12 декабря 1727 г. был "запеча­тан" указ о починке церкви, в котором "по челобитью господина прокурора Ржевского, велено ему... в вотчине ево каменную церковь во имя Знамения Пресвятые Богородицы да придел Николая Чудотворца ветхие своды и стены починить вновь..." А.Т. Ржевский в 1742 г. отдал село дочери Дарье Александровне, бывшей замужем за князем Иваном Михайловичем Одоевским, президентом Вотчинной коллегии. Затем в 1756 г. оно перешло к их сыну князю Сергею Ивановичу Одо­евскому [16].

В 1766 г. село Никольское с лежащей на Серпуховской дороге деревней Котлы (Верхние Котлы) упоминается уже во владении княги­ни Анны Александровны Голицыной, урожденной Головиной (388 дес. земли, 89 душ мужского пола). Затем, согласно церковным клировым ведомостям 1785 г., владельцем села Никольское становится обер­гофмаршал князь Николай Михайлович Голицын, муж сестры бездетной А.А. Голицыной и дальний родственник ее мужа, которому наследует его сын Александр, известный богач-расточитель по прозвищу Cosa rara [17]. Как отмечено выше, разросшаяся деревня Поклонная Гора в отличие от царской соседки получает название Верхние Котлы. Постепенно это имя сливается с названием села, которое начинают называть также и считать с деревней единым населенным пунктом. Голицыны перестраивают старую церковь, делают новую колокольню. Интересен был иконостас храма, нетрадиционным образом расположен­ный по дуге [18].

В 1775 г. во время празднования славного Кучук-Кайнарджийс­кого мира с Турцией для встречи армии победителя фельдмаршалаП.А. Румянцева на Серпуховской дороге были выстроены триумфальные арки. Одна из них располагалась возле дворцовой деревни Котел [19].

В результате своего мотовства А.Н. Голицын в конце концов впал в нищету. Владения его были проданы. Село Никольское с ок­рестностями перешло к другим владельцам: в 1810 г. - к Ордольяно­вым (Ардальяновым), затем к их родственникам Андреевым и к Калаш­никовым [20].

В "Списке населенных мест по сведениям 1859 г." Верхние Кот­лы характеризуются так: "Село владельческое при прудах и ручье Растани. От губернского города 9 верст. 46 дворов. 139 мужского пола, 142 женского. Церковь православная - 1. Заводов - 4" [21]. Заводов здесь и впоследствии было много. В 1871 г. участок земли со строением и кирпичным заводом был продан потомственным почет­ным гражданам К.И. и Л.И. Катуарам и их матери (к этой семье при­надлежал известный коллекционер и благотворитель Л.Л. Катуар) [22]. В 1896 г. здесь открывается шелко-крутильная фабрика торго­вого дома "Катуар и сыновья", на которой в 1916 г. работало 600 человек [23]. Рядом у Катуаров было имение с усадьбой, к которому вело Катуаровское шоссе [24]. В 1940-х годах шоссе было переиме­новано в Нагорную улицу по возвышенному характеру местности [25]. Впоследствии от нее получили свои названия станция метро, а затем и район Нагорный. В 1899 г. в этой же округе был открыт кирпичный завод З.А. Якобсона, а в районе Нижних Котлов - кирпичный завод Торгового дома Помеловых (1898 г.), лайко-красильные фабрики М. Залеткиной (1903 г.) и И. Гвоздева (1907 г.), кожевенно-сыромят­ная фабрика Зайцева и хлопкоотбельная фабрика К. Вебера, на базе которой позднее была устроена химико-фармацевтическая фабрика "Товарищества В.К. Феррейн" (во главе ее стоял магистр фармацеи В.К. Феррейн, владелец известной московской аптеки) [26]. Образо­валась обширная "промзона".

Однако сами местные крестьяне исстари славились прежде всего своими садами и огородами. Перед самым освобождением крестьян Верхними Котлами владели Н.А. Калашников и М.Н. Андреев [27]. Ка­лашниковские крестьяне довольно быстро смогли выкупиться у поме­щика, отдав ему свои сады [28], тогда как нижнекотловским удель­ным крестьянам (по данным 1859 г. в деревне было 32 двора, 127 мужчин, 135 женщин [29]) надо было еще долгое время выплачивать по 3 руб. 68 коп. выкупных платежей за свой земельный надел с ду­ши [30]. Помимо сельского хозяйства активно занимались здешние крестьяне и извозом, благо оба селения стояли на самой Серпуховс­кой дороге, а верхнекотловские - еще и торговлей лошадьми [31]. Любопытно, что, несмотря на свою близость и почти одинаковые наз­вания, эти селения после реформы 1861 г. принадлежали к разным волостям: Нижние Котлы - к Нагатинской, а Никольское и Верхние Котлы - к Зюзинской.

С описываемой местностью связано еще одно выдающееся лицо в русской культуре. С 1891 г., отстроив, как он выражался, "избушку на курьих ножках" [32], обитателем Нижних Котлов становится ху­дожник В.В.Верещагин (1842-1904). Он прожил здесь до той поры, пока не отправился в свое последнее путешествие в Японию, где был застигнут начавшейся военной кампанией, принял участие в боях и погиб при взрыве броненосца "Петропавловск".

В Москве В.В. Верещагин решил поселиться, когда задумал цикл картин об Отечественной войне 1812 года. Ради необходимого для спокойной работы уединения художник приобретает в долгосрочную аренду у Удельного ведомства участок земли площадью в 2,5 дес., лежащий в 1,5 км от д. Нижние Котлы по Нагатинскому шоссе (ныне Нагатинская ул.). Здесь им на высоком холме была выстроена усадь­ба, в которую входило три строения: главное здание с пристроенной кухней, делившееся на жилую часть и зимнюю мастерскую художника, высотой в два этажа; одноэтажный флигель, где были конюшня, ка­ретник и коровник; домик для служащих с баней. Все здания были из мачтовых сосновых бревен, на кирпичных фундаментах. К северной стене главного здания примыкала летняя мастерская из трех отдель­ных помещений. За годы жизни в Нижних Котлах художником были на­писаны серия из 20 картин об Отечественной войне 1812 года, этюды по северным губерниям, картины об испано-американской войне 1898 года и еще некоторые другие. Вся усадьба была окружена глухим за­бором. Здесь же находились сад, огород, посадки картофеля, овса, так как из-за удаленности от Москвы и пустынности места обитате­лям усадьбы приходилось самим обеспечивать себя необходимыми про­дуктами. После гибели В.В. Верещагина, по воспоминаниям его сына, из-за невозможности содержать такое хозяйство усадьба была остав­лена, а строения проданы на слом фабриканту К. Веберу [33].

Между тем, в поисках свободных земель город наступал на ок­раины. Котловские крестьяне с выгодой продают свои участки под строительство заводов и поселков. Здесь появляется населенная ра­бочими окрестных заводов Нижнекотловская слобода [34].

В конце XIX-начале XX веков район Котлов приобрел недобрую славу. Близость от Москвы и, в то же время, неподведомственность московской полиции, отсутствие освещения в темное время, наличие обширной системы пещер, образовавшихся при разработке гравия для подсыпки Серпуховского шоссе, где можно было легко укрыться, мно­жество трактиров способствовали скоплению здесь различных крими­нальных элементов. Они отдыхали тут после своих "темных" московс­ких дел и грабили одиноких прохожих и проезжих. Только в 1906 г., числясь в Московском уезде, Котлы частично перешли в ведение мос­ковской полиции [35].

В 1930-х гг. и Никольское, и Верхние и Нижние Котла слились со столицей. Тогда же здешних прихожан лишили прончищевского Ни­кольского храма, приспособив святыню под клуб. Затем вместе с кладбищем и остатками усадебного парка храм был полностью уничто­жен. Электролитный проезд, 1 - таков адрес забытого прошлого. Это напоминает и о том, что в 30-х гг. на Котловском электролитном заводе (который упоминается еще в 1916 г. [36]) переплавлялись, за малым исключением, все колокола, снятые с колоколен московских церквей и монастырей [37].

 

фотоальбом дача Верещагина

Примечания

1. Смолицкая Г.П. Названия московских улиц. М., 1996. С.127.

2. Бадер О.Н. Материалы к археологической карте Москвы и ее окрестностей //  Материалы  и  исследования по археологии СССР. М.; Л., 1947. № 7. С.141.

3. Тихомиров М.Н. Древняя Москва XII-XV вв. М., 1992. С.95,

96.

4. Иванов О.А. Замоскворечье: страницы истории. М., 2000. С.

8, 40.

5. Акты феодального землевладения и хозяйства. Акты Московс­кого Симонова монастыря (1506-1613 гг.).  Л., 1983. С.88; РГАДА, ф.1209, оп.1, д.9807, л.87-87об.

6. Иванов О.А. Указ. соч. С. 144-145.

7. Карамзин Н.М. История Государства Российского. Т.IX-XII.

Калуга, 1993.  С.440; Смута в Московском государстве. М.,

1989. С.56.

8. См.: Корецкий В.И. Формирование крепостного права и 1-ая Крестьянская война в России.  М.,  1975;  Скрынников Р.Г. Слута начала XVII в.: Иван Болотников. Л., 1988.

9. РГАДА, ф.1374, оп.1, д.108, л.76об.; ф.1239, оп.2, д.1359, л.77.

10. Карамзин Н.М. Указ. соч. С.545-546, 553.

11. Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.

М., 1990. С. 136-143.

12. Холмогоровы В.И. и Г.И. Исторические материалы о церквах и селах XVI-XVIII ст. М., 1892. Вып. 8. С.106; РГАДА, ф.1209, оп.1, д.9807, л.177-179; д.9809, л.542об.-543об.

13. Холмогоровы В.И. и Г.И. Указ. соч. С.106-107.

14. РГАДА, ф.1239, оп.2, д.1359, л.75-75об.; ЦИАМ, ф.51, оп.8,  д.34,  л.312-314об.

15. РГАДА,  ф.350, оп.1, д.249, л.443 об.-450.

16. Холмогоровы В.И. и Г.И. Указ. соч. С.107-108.

17. РГАДА, ф.1354, оп.256, ч.1, л.19; ф.1356, оп.1, д.2358, л.1; ф.1263,  оп.10,  д.2511,  л.1;  ЦИАМ,  ф.454, оп.4, д.16,  с.122;  Голицын Н.Н.  Род князей Голицыных. СПб.,

1892. Т. 1. С. 139, 154-155.

18. Сорок сороков. М., 1995. Т.4. С.241-242.

19. Сергеев И.Н.  Царицыно. Люди, события,факты. М., 1995.

С.58.

20. Памятники усадебного искусства. [Вып.] 1. Московский уезд. М., 1928. С.41; ЦИАМ, ф. 66, оп.3, д.2181, л.1.

21. Огородников Е.К.  Московская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 г. СПб., 1862. С.20.

22. Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. М., 1877. Т.1, вып.1.

Прилож.2. С.18-19, 28-29.

23. Памятная книжка Московской губернии на 1912 г.  М., 1911.

С.88; Список фабрик и заводов г. Москвы и Московской гу­бернии. М., 1916. С.107.

24. Памятная книжка Московской губернии на 1912 г.  Населен­ные местности Московской губернии. С.41.

25. Имена московских улиц. М., 1988. С.248.

26. Памятная книжка Московской губернии на 1912 г. С.88-89;

Список фабрик и заводов г. Москвы и Московской губернии.

С.102, 115, 117; Московский уезд. Статистико-экономи­ческий сборник. М., 1928. С.179.

27. ЦИАМ, ф.66, оп.3, д.2057, 2181.

28. Сборник статистических сведений... С.18.

29. Огородников Е.К. Указ. соч. С.20.

30. ЦИАМ, ф.66, оп.3, д.2263, л.4 об.

31. Московская губерния по местному обследованию 1898-1900 гг. М., 1904. Т.1. Вып.3. С.33, 61; Богатырев П.И. Мос­ковская старина // Московская старина. М., 1989. С.127.

32. Переписка В.В.  Верещагина и П.М. Третьякова. 1874-1898.

М., 1963. С.88.

33. Верещагин В.В.  Воспоминания сына художника.  Л.,  1982.

С.27-33, 36-37, 47, 129.

34. Экономическо-статистический сборник.  М.,  1913. Вып. 6.

С.197.

35. Там же. С.204; Памятная книжка Московской губернии на 1912 год. Населенные местности Московской губернии.

С.10; Богатырев П.И. Указ. соч. С.124-125.

36. Список фабрик и заводов г. Москвы и Московской губернии.

С.117.

37. Сорок сороков. С.242.

Категория: Селения Южного округа | Добавил: marina (16.12.2008)
Просмотров: 2187 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1  
Очень обстоятельная статья. Наиболее полная и корректная из всего, что доводилось читать. Большое спасибо.
Жаль, что нельзя распечатать или сохранить.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]