Среда, 18.10.2017, 14:03 | Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Каталог статей

Главная » Статьи » Симонов монастырь и его окрестности

Сергиев пруд (или Лизин пруд Карамзина)

                                                                 

                                      Чусова М.А.                                   

О Лизином пруде Карамзина писалось немало. Однако ранняя история этого водоема обычно не рассматривалась, а при его описа­нии допускалось много неточностей.

Пруд находился за Камер-Коллежским валом, у дороги, ведущей в деревню Кожухово, на ровном, возвышенном и песчаном месте, был обнесен валом и обсажен березами, никогда не высыхал. В окружнос­ти он составлял около 300 метров, глубина в середине достигала 4 метров. По церковному преданию, которому у нас нет причин не до­верять, пруд был ископан руками первых иноков Симонова монастыря. Последний был основан первоначально в 1370 г. на месте церкви Рождества Богородицы в Старом Симонове племянником Сергия Радо­нежского Феодором. По преданию, Святой Старец, во время своего пребывания в Москве, останавливался в Симонове. В один из приез­дов вместе с Феодором (который упоминается как создатель водоема наравне с Преподобным) и иноками монастыря ископал пруд недалеко от обители (200 метров южнее Старого Симонова). В память об этом пруд назывался Сергиевским, иногда - Святым. В XIX веке еще было свежо предание о целительной силе его вод. С древних лет в день Преполовения ежегодно выходил сюда настоятель монастыря с крест­ным ходом, при стечении народа, для освящения воды по общему ус­таву [1].

Вероятно, как издревле монастырский, пруд был оставлен за Симоновым после секуляризации монастырских земель в 1764 году. Архимандрит Гавриил сообщал в 1770 году Духовной консистории, что около пруда, в котором разводят рыбу, находится монастырское под­ворье, огороженное забором, со строениями и кельей для сторожа. К Сергиеву пруду же люди ходят за исцелением уже сто лет до этого времени и более [2].

В 1797 году Сергиев пруд был обозначен как для рыбной ловли не пригодный [3].

В 1792 году, приехав из-за границы и набравшись там "вольно­думства", Н.М. Карамзин написал повесть "Бедная Лиза". Он первый указал на красоту этих мест и открыл их публике: "Поезжайте в воскресенье ... к Симонову монастырю ... везде множество гуляю­щих ... Еще не так давно я бродил уединенно по живописным окрест­ностям Москвы и думал с сожалением: "Какие места! и никто не нас­лаждается ими!", а теперь везде нахожу общества" [4].

Из повести Карамзина выходило, что Лиза жила в Симоновой слободе (70 саженях от монастыря, подле березовой рощицы, среди зеленого луга) и утопилась в пруде в 80 саженях от своей хижины. Пруд этот был глубокий, чистый, "еще в древние времена ископан­ный", находился на дороге, его окружали дубы.

 

 

                                                      

 

Березовый лес упоминается в примечаниях к планам Генерально­го межевания в даче Симоновой слободы [5], росли березы и вокруг пруда. Может быть, Карамзин имел в виду Тюфелеву рощу, которая по краю могла состоять из берез, она находилась в полукилометре от слободки. Зеленый луг около Симоновой слободы показан на планах на протяжении XIX века.

Н.Д. Иванчин-Писарев писал о восприятии повести Карамзина: "ни один Писатель, если исключить Руссо, не производил такого сильного действия в Публике. В часы досуга написав сказочку, он всю Столицу обратил к окрестностям Симонова Монастыря. Все тог­дашние светские люди пошли искать Лизиной могилы" [6]. В описании они узнали пруд у дороги. Так Сергиев пруд стал Лизиным, а о его святости стали помнить лишь монахи, богомольцы да жители окрест­ных сел.

 

Сергиев пруд. Рисунок К.И. Рабуса


Обиделся ли тишайший Старец на Карамзина, но к писателю пришла большая слава, которой, иногда, он был и не рад. Кому-то даже удалось примазаться к ней: повсеместно, упоминая о "Бедной Лизе" и ее восприятии публикой, приводят надпись на одном из де­ревьев у пруда неизвестного автора (во всевозможных вариациях):

Здесь Лиза утонула, Эрастова невеста!

Топитесь девушки в пруду, всем будет место!

В оправдание того, что Карамзин "не достаточно почтительно изложил" историю монастыря, Иванчин-Писарев говорил, что тогда историограф был еще молод и мечтателен и ничего не знал о святос­ти пруда. Иванчин-Писарев привел и другое название водоема - Ли­сий (об этом ему сообщил один любитель истории) [7].

Со временем о "Бедной Лизе" стали забывать. В 1830 году од­ному старому поклоннику Карамзина уже на уединенном берегу пруда монах поведал, что когда-то съезжалась сюда вся Москва, искали развалившейся хижины и спрашивали, где жила Лиза [8].

В 1833 году в "Телескопе" анонимный автор поведал предания, рассказанные ему столетней старухой (в них есть много правдиво­го), относящиеся, вероятно, к концу XVII - XVIII векам. На ее па­мяти старики рассказывали, что у пруда была гостиница монастырс­кая для странников, с крестом над дверью, там бесплатно останав­ливались паломники, у пруда были дубы высокие (сходится с описа­нием Карамзина), а у стены монастыря сад вишневый (сад показан на плане Генерального межевания). В пруд пускали рыбу "саженую, ме­ченую" (рыбу там действительно разводили в XVIII веке). Берега пруда были огорожены рилями, через пруд на сваях был переход, весь покрытый рамами стекольчатыми. Автор утверждал, что и ныне окрестные поселяне указывают на целительную силу вод пруда и мож­но часто встретить на берегу больную, пришедшую искупаться. "Не забыть мне суеверного рассказа старухи, - писал он, - о чистоте вод его и о горестном ужасе ея, что святыню осквернили злодеи ка­медианщики баснею о душегубице. Так вымыслы поэта отражаются в народе драматически!" Автор застал пруд, полный водой по-прежне­му, засохший дуб и несколько берез, изуродованных надписями. За прудом остатки "гостиницы", которую многие принимали за хижину Лизы. Здесь он нашел деньгу Петра. "Гнездо зелени, взлелеянное тихим трудом иноков, брошено на расхищение и людям и времени" - резюмировал он [9].

Остатки якобы хижины Лизы упоминаются и в других воспомина­ниях [10]. Они являлись, очевидно, остатками разрушенного под­ворья для сторожи у пруда.

Что касается роскошного перехода, то он мог существовать во времена царя Алексея Михайловича. Последний неоднократно останав­ливался в монастыре, жил там во время постов. Есть также преда­ние, что в Сергиевском пруду для него специально разводили рыбу [11].

М.Н. Загоскин в 1848 году писал о Лизином пруде, у которого еще росли березы с едва заметными надписями, что он похож более на дождливую лужу. [12]

В 1871 году архимандрит Евстафий утверждал, что Симонов мо­настырь свято чтит традиции и каждый год в день Преполовения нас­тоятель шествует с крестным ходом к Сергиеву пруду, а в последние годы с иконой Сергия Радонежского большого размера. Пруд всегда чист, и местные жители не сваливают туда мусор, а берут из него воду, в пруде водятся караси [13].

В XIX веке земля около Сергиева пруда (130 саженей) сдава­лась в аренду окрестным крестьянам под огороды, с условием, чтобы содержатели не препятствовали крестному ходу, совершаемому в день Преполовения [14]. В начале XX века эта земля стала объектом жи­лищного строительства разросшейся Симоновой слободы (возникшее поселение носило название Малая Симонова слободка) [15]. Окрестные жители так загрязнили пруд, что для купания он стал уже непригоден.

"Самый храм и ископанный Пр. Сергием пруд, теряются за неук­люжими домами, строители которых преследовали одну цель, как мож­но больше получить выгоды с бедных заводских труженников..." - писал священник церкви на Старом Симонове [16].

 

Сергиев пруд. Начало XX века


Менялось время, менялась и история. По воспоминаниям рабочих Симоновки, на пруду, который блестел зимой, как зеркало, и где ребятишки катались на коньках, начинались знаменитые "стенки": жители Симоновой слободы сходились с жителями Лизиной слободки (Кошачьей) на кулачный бой, после которого лед обагрялся кровью [17].

Лизин пруд из места паломничества поклонников Карамзина стал местом рабочих сходок (да и подпольщики жили тут же рядом), которые здесь были в 1895 и 1905 годах [18].

После революции Лизин пруд, судя по всему, представлял из себя жалкое зрелище. С.Д. Кржижановский писал: "Я сел на трамвай № 28 и вскоре стоял у черной, зловонной лужи, круглым пятном вда­вившейся в свои косые берега. Это и есть Лизин пруд. Пять, шесть деревянных домиков, повернувшиеся к пруду задом, пакостят прямо в него, заваливая его нечистотами. Я повернул круто спину и пошел: нет-нет, скорей назад, в страну Нетов" [19].

Пруд, по рассказу старожила, засыпали в начале 30-х годов XX века, в конце 1970-х годов на его месте стали возводить административное здание завода "Динамо". Удалось найти и новые факты. Оказывается, водоем существовал еще в 1932 году, когда на его берегу уже высилось здание ФЗУ.  В это время вода в нем была чистая, питали его ключи, а засыпали с трудом.  Так что рабочий С. Бондарев выдвинул предложение сохранить Лизин пруд. «Все жители Ленинской слободы, хорошо знают Лизин пруд, - писал он в газете «Мотор», - кото­рый недавно еще был хорошим источником. В нем ребята купались и приходили к нему дышать свежим воздухов. В 1930 году от Пролетарс­кого райсовета было дано распоряжение окончательно засыпать Лизин пруд. Но так как этот пруд проточный, то его три года засыпают, а засыпать никак не могут. Сейчас пруд полностью заполнен чистой, прозрачной водой, выходящей даже из берегов. Пруд имеет водонос­ные ключи, из которых не переставая идет холодная, совершенно пригодная для питья вода, поэтому засыпать его невозможно. Если же его сохранить, в нем можно разводить рыбу и купаться. Я пред­лагаю сохранить Лизин пруд, превратив его в место для купания. Для этого следует провести следующие мероприятия: почистить от грязи и укрепить берега. Инициаторами этого дела должны быть уча­щиеся нашего ФЗУ, потому что здание ФЗУ стоит на берегу пруда, и им в первую очередь будут пользоваться фабзавученики.» Какая реакция последовала на статью – неизвестно. Пруд все-таки засыпали  [20].

 

План ФЗУ. 1930 год

 

ПТУ "Динамо" (ФЗУ). Это здание еще помнило Лизин пруд. Но его тоже теперь нет.


Кроме Лизина пруда были: Лизин тупик, ведущий к пруду, Лизи­на слободка вблизи, Лизинская железнодорожная ветка с товарной станицей "Лизино", Лизина площадь (с юга от Лизина пруда, между прудом и железнодорожной веткой).

И здесь все казалось бы ясно. Но во второй половине XIX ве­ка, когда память начала уже ослабевать, появилось желание изме­нить историю. Хотелось, чтобы Сергиев пруд не был Лизиным. Архи­мандрит Евстафий, выпустивший несколько брошюр о Симонове монас­тыре, написал, что монастырь был основан близ урочища, именуемого летописцем (неизвестно каким) Медвежье озерко, или Лисий пруд. Это озерко, по его словам, поселянами было переименовано в даль­нейшем в Постылое как уже болотистое. Евстафий просил не путать Сергиева пруда с Медвежьим озерком. По созвучию получалось, что Лисий пруд это и есть Лизин [21].

Итак, некоторые стали считать, что существуют Сергиев пруд и Медвежье озерко, или Лисий пруд, который стал Лизиным [22]. Это заблуждение перекочевало в XX век, его стали повторять некоторые исследователи творчества Карамзина [23].

Какой же все-таки пруд был описан Карамзиным, где находился Сергиев пруд и какой пруд назывался Лизиным?

Озеро Постылое находилось в 2 км от монастыря, за Тюфелевой рощей, были там и другие озера. Они явно не подходят под описание пруда Карамзина: у него пруд находился в 80 саженях от Лизиной хижины, был в древние времена ископан (озера являлись природными водоемами). Название Медвежье озеро среди местных топонимов обна­ружить не удалось [24]. Непонятно, откуда Евстафий его взял. У Пассека и Иванчина-Писарева, например, об этом ничего не сказано, а последний определенно указывал, что Лисий - это второе название Сергиева пруда. Не ошибся ли архимандрит? Дело в том, что еще в конце XIV века Симоновым монастырем был основан небольшой монас­тырек Спаса Преображения у Медвежьих озер (находятся ныне в Щел­ковском районе). Его название Евстафий мог принять за название Симонова монастыря.

В окрестностях Симонова был еще один пруд, находившийся под горою монастыря (не показан на плане Генерального межевания), "вырытый наподобие круглого бассейна", он упоминается в монас­тырских документах как объект сдачи в аренду. Его можно видеть на гравюрах XIX века [25]. Но этот пруд также не подходит под пруд Карамзина: он находился не у дороги и не был окружен столетними дубами, да и вообще деревьями.

Остается только Сергиев пруд, который однозначно определен: он упоминается в монастырских документах XVIII-XX веков, обозна­чен на плане Генерального межевания (без названия), иллюстрирован к историческому описанию Пассека.

Лизин же пруд (вернее, тот, который публика обозвала Лизи­ным) обозначен на планах там же, где находился Сергиев пруд. К тому же, о таком переименовании монастырского пруда не раз упоми­налось современниками. Да и крестный ход, по воспоминаниям рабо­чих, был именно к Лизиному пруду [26].

Да и сам писатель признался: "Близ Симонова есть пруд, осе­ненный деревьями и заросший. Двадцать пять лет пред сим сочинил я там Бедную Лизу - сказку весьма незамысловатую, но столь щастли­вую для молодого автора, что тысяча любопытных ездили и ходили туда искать следов Лизиных" [27].

 

                                                 ИЛЛЮСТРАЦИИ

           

1. Пассек В.В. Историческое описание московского Симонова монастыря. М., 1843. С. 6-7, 34

2. Скворцов Н.А. Материалы по Москве и Московской епархии за

XVIII век. М., 1912. Вып. 2. С.457.

3. ЦИАМ, ф. 420, оп. 1, д. 10, л. 6 об.- 7.

4. Карамзин  Н.М.  Записки  старого московского жителя.  М.,

1988. С. 261.

5. РГАДА, ф. 1355, оп. 1, д. 775, л. 34.

6. Литературный музеум на 1827 год. М., 1827. С.143-144.

7. Иванчин-Писарев Н.Д. Вечер в Симонове. М., 1840. С. 54-55, 74.

8. Дамский журнал. 1830. № 24. С. 165-166.

9. Телескоп. 1833. №2. С. 252-257.

10. Русский вестник. 1875. №5. С. 125; Переписка А.Х. Востоко­ва в повременном порядке. СПб., 1873. С.VIII.

11. Шамаро А. Действие происходит в Москве. М., 1979. С. 22.

12. Загоскин М.Н. Москва и москвичи. М.,  1848.  Т. 3. С. 266.

13. Московские епархиальные ведомости.  1871. №8. С. 79.

14. ЦИАМ, ф. 420, д. 369, л. 1-5.

15. ЦИАМ, ф. 420, Д. 870-875.

16. Остроумов И.В. Храм Рождества Пресвятой Богородицы на Ста­ром Симонове. М., 1912. С. 89.

17. ЦМАМ. Ф. 415, оп. 16, д. 142, л.1-2.

18. По революционной Москве. М., 1926. С. 214-215; История завода "Динамо". М., 1961. Т.1. С. 17, 41, 46.

19. Кржижановский С.Д. Воспоминание о будущем. Сборник. М.,

1989. С. 395.

20. Шамаро А. Указ. соч. С. 24: Мотор. 1932. № 140. С. 4.

21. Евстафий. Московский мужской ставропигиальный Симонов мо­настырь. М., 1867. С. 3, 4, 12.

22. Кондратьев И.К.  Седая старина Москвы.  М., 1996. С.349,

351.

23. Топоров В.Н.  Бедная Лиза Карамзина. Опыт прочтения. М.,

1995. С.  107; Зорин А.Л. Немзер А.С. Парадоксы чувстви­тельности // "Столетья не сотрут" М., 1989. С. 12.

24. Чусова М.А. Тюфелева роща в Москве // Московский журнал.

2001. № 9. С. 48-49.

25. Пассек В.В.  Указ.  соч. С. 66; ЦИАМ, ф. 420, д.1175, л.

4; д 1191, л. 10.

26. Шипилин Л.В.  Большевистский путь  борьбы  и  побед.  М.,

1933. С. 11.

27. Карамзин Н.М. Записка о достопамятностях Москвы // Моск­ва в описаниях XVIII века. М., 1997. С.294.

Категория: Симонов монастырь и его окрестности | Добавил: marina (29.12.2008) | Автор: Марина
Просмотров: 6437 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 2
1  
В статье "Старое Симоново" (Прибавления к Московским губернским ведомостям, 1843 год, №28, с, 361) некто опять же уверяет, что Сергиев пруд назывался также Медвежье озеро. Говорится также, что есть и другое озеро - Пустынное или Постылое. Так как статья без подписи, провести критику сложно.

2  
Здравствуйте Марина. Можно вашу историю напечатать в журнале Литературная Галактика?
С уважением, Елена.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]